Литератограф

Литература открывает киностудию в твоей собственной голове, наделяет тебя должностью режиссёра, оператора и художника по костюмам. Ты смотришь на жизни десятков, сотен людей их глазами. Они могут завладеть тобой, внести непоправимые изменения в твои дефолтные установки. В начале своего литературного пути ты проецируешь книги в своём маленьком зале с протёртыми креслами и скрипящей ручкой кинопроектора (то есть, детской голове).

Затем, находя новых «спонсоров» и «влиятельных людей», ты обретаешь всё более сложные сценарии с метанарративами и отсылками к высокой или массовой культуре – и вот ты уже лопаешь липкий поп-корн в огромном мультиплексе, свободно передвигаясь из одного зала в другой. И да, это, конечно, не про реальное кино, где блокбастеры и мультфильмы показывают в необъятных залах, заливая всё шипучими напитками, а арт-хаус демонстрируется в тесных комнатах для искушённых ценителей.

Твой читательский опыт увеличивает количество «мест в зале» для тех, с кем бы ты мог обсудить поразившую тебя книгу, расширяет возможности по созданию спецэффектов в собственной голове, ведь не только визуальная «насмотренность» способствует развитию неуёмного воображения, не зря кино начинается с текста/книги/сценария. Если мы не можем выразить нечто словами, то нам не удастся воплотить самые амбициозные задумки, и поэтому, литературный опыт столь важен, прежде всего, как инструмент овладения языком, как процесс самопознания, который даёт ключ к точному самовыражению.

Зачастую, мы, читая книгу или просматривая фильм, особенно если это нечто внушительное и охватывающее большую часть биографии тех или иных героев, находим ответы на волнующие нас вопросы, благодаря тому, что можем посмотреть на схожие с нашими жизненные обстоятельства и дать им более объективную оценку. Литературный опыт – конечно, не всегда самый жизненный. И многие из нас предпочитают самостоятельно собирать шишки от граблей, чем прислушиваться к умудрённым советам других людей, пусть даже выдуманных. Но всё равно всех нас невероятно манит возможность немного прошагать в чужих ботинках, почувствовать, каково быть безнадёжно влюблённым, смертельно больным или вдохновлённым.

Фото с сайта pinterest.com

Текст: Альбина Кудрякова

 

Вам понравится

Оставьте комментарий