Сомерсет Моэм: сам себе герой

Не секрет, что многие авторы вкрапляют элементы своей биографии в собственные художественные произведения. Интересный пример такой компиляции – роман «Бремя страстей человеческих» и жизненный путь его автора Сомерсета Моэма.

«Бремя страстей человеческих» – довольно увесистый том, которым при желании можно кого-нибудь поколотить. Около восьмисот страниц мелким шрифтом раскрывают читателю глаза на жизненный путь Филипа Кэри от детских лет и до зрелости.

Фото с сайта kino-teatr.ru

Так что же роднит автора с его героем? Филип родился хромым – такой недуг необязательно оказывает значительное влияние на жизнь. Во многом он искажает самооценку и тут уж всё зависит от героя: воспитывать в себе характер и независимость от общественного мнения или поддаваться издёвкам и корить себя за то, в чём неповинен.

Сомерсет Моэм в детстве вынужден был переехать из Франции в Англию. Стресс от смены обстановки негативно сказался на ребёнке – он начал заикаться. Равно как и хромота, на тот момент этот дефект подлежал лишь частичной коррекции, но явно сказывался на отношениях со сверстниками и мироощущении юноши. Оба рано потеряли родителей: у героя романа мать умерла, когда он был совсем мал; он сохранил о ней яркие воспоминания, об отце героя в романе почти ничего не сказано. Мама Моэма умерла от чахотки, когда ему было 8 лет, отец скончался двумя годами позже от рака желудка – будущий писатель полностью осиротел в возрасте 10 лет. После смерти родителей он был отправлен к родственникам Уитстебл, что в графстве Кент, в 6 милях от Кентербери. Герой романа был взят на попечение бездетным дядей и его женой, проживавшим в Блэкстебле. Впоследствии он обучался в королевской школе Теркенбери (просто переставьте первые 2 слога в Кентербери). И Филип Кэри и Сомерсет Моэм воспитывались в семье священнослужителей. Гейдельбергский университет – общая альма-матер для писателя и его героя.   Литературный герой изучал там латынь, немецкий и французский, а его «прародитель» – литературу и философию. В биографиях обоих – обучение в медицинской школе, только кто-то пришёл к её порогу через долгие искания и экспериментальные пути, а для другого это было осознанным и логичным решением.

Фото с сайта rg.ru

Для Сомерсета Моэма роман послужил своего рода терапией, как и для многих его ровесников, которые будут идти бок о бок и даже станут частью того самого «потерянного поколения» – поколения Ремарка и Хемингуэя.

«Бремя страстей человеческих» — автобиографический роман, но не автобиография. Факты неотделимы в нем от вымысла. Я рассказал о том, что пережил сам, но изменил последовательность некоторых событий, а кое-какие эпизоды взял из жизни моих хороших знакомых. Книга не обманула моих ожиданий. Едва она вышла в свет (в то время свирепствовала жестокая война и кругом было столько страданий и горя, что, казалось, никого не могла взволновать судьба литературного героя), как я навсегда избавился от терзавших меня мучительных и горестных воспоминаний» – Сомерсет Моэм.

Текст: Альбина Кудрякова

 

Вам понравится

Оставьте комментарий