Иллюстрируя Данте

О Данте, его трагическом гении и о том, как именитые творцы изобразительных жанров от Боттичелли до Дали вдохновлялись бессмертными песнями «Божественной комедии».

Мировая литература не устает демонстрировать путь становления гения. Достоевский уверял, что  «страдания обогащают и приближают к истине». Выходит, каждому гению необходимо получить болезненный опыт, мало заручиться хорошим образованием. Нижеследующее о том, как один мастер, испытав муку нелегкого пути, показал безграмотному, погрязшему в инфернальном страхе средневековому миру образец высокой литературы, способной сквозь время завораживать, вдохновлять, отпирать засовы в головах художников и выпускать наружу их творческий гений.

Наверняка у многих из нас, книгоедов, найдется на одной из полок домашней библиотеки экземпляр «Божественной Комедии» Данте. Если и не читали, то уж точно брали в руки, переставляли, скрипели переплетом, открывали и пробегались взглядом по страницам величественного фолианта, невольно останавливая взор на исключительных иллюстрациях. Чтобы понимать, почему художники, разбросанные по разным эпохам, развиваясь в различных жанрах, иллюстрировали поэму, надо открыть для себя самого Алигьери.

Данте начинает работу над «Комедией» (эпитет божественная к которой любезно подарил миру автор «Декамерона» Боккаччо) в 1306 году и трудится над ней еще пятнадцать лет. К году 1321-му, году завершения работы над поэмой,  в биографии Данте произошел ряд трагических судьбоносных событий, послуживших импульсом к творческой деятельности. Итальянский поэт уже повстречал Беатриче у входа в старую церковь и постиг муку подлинно романтического чувства. Пресечены мечтания о построении идеальной монархии. Осталась позади борьба гвельфов и гибеллинов, и, увы, Данте не на стороне победителя. Печально, но Флоренция не терпит проигравшего, Алигьери становится изгнанником, скитальцем.

Фото с сайта: http://www.irontimes.com

Пандемия черной смерти способствовала развитию и распространению возрожденческой мысли, однако по быту своему человек оставался типичным представителем средневековья еще очень долгое время. Поэтому то, что мы  привыкли представлять под номадизмом, не становится в один ряд с пониманием этого феномена в эпоху средневековья. Человек здесь не путешественник, не странник, он ведет оседлый образ жизни. Поэтому, когда Алигьери лишают его крова, привычек, приемлемой пищи, досуга и выплевывают во внешний небезопасный мир, он вступает на тропу мертвеца, начинает свое путешествие по загробному миру.

Дороги, ведущие от города к городу наводняют изгнанные воры и убийцы, пищу, что удается добыть – отрава. Наивно даже полагать, что путешествие из одного места в другое хотя бы как-то радовало человека треченто. К тому же полностью отсутствует гигиена: воняет всё и все, не стоит тешить себя мыслей, что сам Данте, уж простите, пах как-то по-особенному. В подобных условиях, мало кто из нас смог бы найти в себе стержень силы. Стать ничем или создать «Божественную комедию», несомненно, Данте сделал правильный выбор. Найдя в себе тот самый дух силы, бывший флорентинец доходит до Сорбонны, ибо там читает лекции прославленный Фома Аквинат. Не существует сколько-нибудь серьезных свидетельств непосредственного диалога между Фомой и Алигьери. Однако, теоретики литературы сходятся во мнении, что содержание этих лекций и легло в основу «Божественной комедии».

Еще одним учителем Данте, истлевшим в Тунисе уже около полторы тысячи лет назад, был Вергилий, создатель бессмертной «Энеиды». Именно образ Энея примерит на себя Данте в путешествии по ту сторону, а сопровождать странника будет его учитель. Этот диалог двух душ, исследующих ад, приоткрывает завесу бытия, что вдохновляет подлинного художника, который знает, что со смертью только все начинается. К слову сказать, тем, кто не читал, будет любопытно узнать, что не только себе, но и своему наставителю Данте отвел место в аду за излишнюю страстность.

Мы уже упоминали о Беатриче Портинари, на момент их первой встречи, девятилетней девочке. Волею судьбы, повстречавшись снова через девять лет, Беатриче связана узами брака. Но маятник уже запущен, она становится символом прекрасного нравственного чувства, что поэт будет нежно лелеять в образе девушки и после ее кончины. Возможно, эта платоническая любовь и смогла зажечь огонь гениальности в творческом уме Данте. Отчасти это верно, он увековечивает ее имя, она становится его проводником на вершине Чистилища.

Все это в высшей степени проникновенно, не правда ли? Восхитило это некогда (да и продолжает) целую вереницу художников от признанного творца шедевров Микеланджело до недооцененного современниками Уильяма Бугро (в основном из-за того, что остался верен реализму и отказывался принимать импрессионизм). Благодаря искусству книжной иллюстрации поэма Данте обрела визуальное обрамление. Пробежимся вскользь лишь по самым масштабным проектам.

В эпоху кватроченто грамотность населения начала возрастать, набирала обороты и популярность труда Данте. Специально по заказу Лоренцо Медичи в 1490-х над иллюстрациями ведет работу именитый Сандро Боттичелли. Создавая маленькие картины, художник скрупулезно сверялся с источником, дабы не упустить ни одну деталь. Считается, что именно карта Ада авторства Боттичелли является самой точной. Увы, большинство изображений были утеряны, некоторые из них сейчас можно увидеть в музеях Ватикана и Берлина.

С. Боттичелли. «Карта ада»

Фото с сайта: https://artrue.ru

Как водится, все, кто близок к семье Медичи, талантливые люди. Не только вышеупомянутый Сандро, но и Джованни Страдано, ведущий мастер итальянского маньеризма, уроженец дальнего Брюгге, создал коллекцию иллюстраций в свойственной ему северной манере.

Дж. Страдано «Входящие, оставьте упованья»

Фото с сайта: https://regnum.ru

 В XIX веке восхищение поэмой достигает небывалых высот. Идею создать цикл из сотен акварелей возникла и у Уильяма Блейка, который начал работу за год до своей смерти. Почти полностью проиллюстрирован Ад, а вот Рай и Чистилище Блейк закончить не успел, сохранились незаконченные изображения и наброски. Поэт и художник эпохи романтизма, являясь поклонником творчества Данте, все же внес свои авторские коррективы к некоторым темам поэмы. Ну ведь простительно, как говорится, гений гению.

У. Блейк «Круг похоти»

Фото с сайта: https://artchive.ru

Многим, включая тех, чей домашний экземпляр наполняют гравюры Гюстава Доре, художник знаком именно по этим фантастическим работам. Инфернальные страдания, мрачные существа, грозовые небеса, выточенные нагие фигуры и божественный свет на гравюрах Доре не оставляют шансов не впечатлиться подлинно высоким мастерством. Сам проект реализовывался в 1860-е, причем финансировал создание иллюстраций к песням Ада сам Блейк, чем не доказательство истинного восхищения комедией Данте. К тому же, если верить большинству расхожих мнений, художник начал делать наброски еще в десятилетнем возрасте. Правда или вымысел, оставим это специалистам.

Близилось 700-летие со дня рождения Данте Алигьери. Требовалось что-то торжественное, мощное по своему визуальному эффекту. Мастеру сюрреализма, спасителю наших душ от греховного уныния итальянским правительством в 1951 году поручено создать иллюстрации к «Божественной Комедии». Сальвадор Дали на протяжении девяти лет пишет серию акварелей, по одной на каждую тысячу строк поэмы. В скором времени приходит заказ от французского издателя Жозефа Форе, и Дали воплощает акварельную серию в графике. Гравюры (по мнению ряда историков искусства являются вершиной графического искусства художника) обладают цветом высочайшего качества и предельно напоминают живописные полотна.  Кажется, что сама поэма и её сюжет близок сюрреализму, поэтому Дали смог тонко и изящно, избегая лишней гротескности отразить на иллюстрациях всю фантастичность неведомого мира.

Мы также убеждены, что великое творение рождается из великого страдания. Несомненно, страдание Данте было понято и осмыслено художниками в равной степени, как и его гений.

Текст: Евгения Дашина

Вам понравится

Оставьте комментарий