«Прощай, Кристофер Робин»– сказка о потерянном детстве

Новый фильм Саймона Кёртиса — это атмосферное, чисто британское ретро, завораживающие съемки, прекрасные актеры и глубокая драма о том, как Винни-Пух полюбился всем-всем-всем, кроме своего главного друга – Кристофера Робина.

«Прощай, Кристофер Робин» обещала стать одной из самых светлых и добрых картин, вошедших в программу XVIII фестиваля «Новое британское кино». Среди триллеров и драм фильм Саймона Кёртиса с его нежно-зеленым постером выглядел как любимая книга из детства среди темных трехтомников по философии. Это и есть книга из детства, вернее, воплощенный на экране процесс ее создания. История Алана Милна и его сына Кристофера Робина оказалась куда сложнее и печальнее, чем история созданных им героев.

1920-е годы. Британия пытается оправиться от Первой мировой войны. Страшные воспоминания постепенно отступают на второй план, в светских кругах возобновляется прежняя жизнь, с балами, концертами и камерными встречами за бокалом шампанского. Но среди нарядной толпы выделяется один человек, чьи губы всегда напряженно сжаты и в чьих ушах до сих пор стоит грохот выстрелов. Этот человек – ветеран Первой мировой войны, известный британский драматург и будущий «отец» Винни-Пуха, Алан Милн.

Милна играет Донал Глисон, ирландский актер, успевший в последнее время сняться в ряде нашумевших картин вроде «Выжившего», «мамы!» и седьмой части «Звездных войн». Этот выбор очень удачный, так как помимо внешнего сходства, Глисона сближает с Милном и его литературная деятельность: он не только актер, но и сценарист, и о трудностях писательского дела знает не понаслышке. Глисон создал очень фактурный и противоречивый образ Милна. Он показал его искренним, растерянным, жестким, бесчувственным, виноватым – каким угодно, только чтобы развенчать миф о «добром дядюшке с книжкой в руках», каким многие ошибочно представляют настоящего английского писателя.

Вернувшись с фронта человеком с искалеченной душой, Милн больше ни в чем не находит радости и преисполнен высоких надежд изменить мир. Делать это он собирается единственным известным ему способом – через литературу. Но вот беда: книга никак не желает писаться, кошмары продолжают преследовать, а тут еще и вместо желанной девочки рождается сын. Милну он мешает своим плачем, а жене Дафне просто фактом своего существования. «Я не хочу привязываться к человеку, который потом вырастет и уйдет на войну», — прагматично заявляет героиня Марго Робби, которой, к слову удалось создать очень интересный и разносторонний образ матери и жены. Ее поведение часто вызывает недоумение, раздражение и даже неприязнь, но финальные сцены дают нам понять, что в ее отношении к сыну кроется намного больше чувств, чем она хочет показать.

https://www.film.ru/articles

Чета Милн переезжает от лондонской суеты за город. Алан становится все ворчливее, письменный стол остается нетронутым, а Дафна, устав от выходок мужа, уезжает обратно в Лондон. И в какой-то момент он остается с сыном вдвоем. Кристофер Робин, или как называют его домашние, Билли Мун, подрос и превратился в умного любознательного мальчика. Его интересует все на свете: а есть ли в лесу дикие животные? А о чем папа пишет книгу? А сколько нужно воздушных шариков, чтобы взлететь?

К сожалению, максимум, на что может рассчитывать маленький Билли Мун, это  недолго постоять у папы в кабинете или послушать, как мама говорит голосом игрушечного медведя. Игрушки заменяют мальчику все, они – его настоящие друзья, его маленький сказочный мир. И когда это замечает Милн, он вместе с сыном становится частью этого мира. Именно Кристофер-Билли рассказывает ему о том, что в зоопарке живет чудесный медвежонок Винни, и что в дупле прячется Сова, и что непрекращающееся жужжание в лесу – это пчелы, которые делают мед, а не страшные мухи из ночных кошмаров отца.

Военные воспоминания писателя изглаживаются из памяти, их место занимает любовь и творчество. Милн приглашает иллюстратора Эрнеста Шепарда (Стивен Кэмпбелл Мур), и на экране, который становится наполовину реальным, наполовину фантастически – нарисованным, появляются Винни-Пух, Пятачок, Кролик, Сова и маленький мальчик с красным воздушным шаром.  Мальчик, который наконец-то почувствовал, что он нужен и любим.

Маленький дебютант Уилл Тилстон сотворил настоящее чудо, он играет так, что возникает чувство, будто смотришь не художественный фильм, а кадры семейного архива. Его Билли искренен от первой до последней минуты появления на экране. «Я не знал, что мы пишем книгу, папа. Я думал, мы просто играем».

Книга внезапно завоевывает ошеломительный успех, экземпляры разлетаются с невероятной быстротой, а Кристофер Робин становится самым известным мальчиком в мире. Но далеко не самым счастливым. Бесконечные интервью, чай в Палате лордов, визжащие фанаты на каждом углу… Улыбка постепенно сходит с его лица, когда он понимает, что Билли Муна больше нет, как нет и прогулок в Зачарованном лесу, и игр с папой. Лицо Уилла Тилстона, когда он видит перед собой толпу детей, выкрикивающих вопросы, это лицо Винни-Пуха из советского мультика, когда он узнал, что меда больше не осталось. Не осталось и прежней жизни маленького Милна.

Фото: http://reactor.inform.kz

Большая часть киноленты – это грустная история о ребенке, чей образ был выдуман его отцом и поддержан журналистами, которые превратили его в звезду, маленький символ Британии. Пишущая братия, кстати, показана в фильме очень ярко и художественно. Журналистов часто изображают наглыми и неприятными пронырами, эдакими стервятниками, у которых ничего святого. Но тут мы видим их глазами маленького мальчика, и это усиливает эффект. Он смотрит на них как бы снизу вверх, отчего создается впечатление, что они неправдоподобно огромны и как-то…нелепы. Чего стоит журналистка The Times с кричаще-красной помадой, чью льстивую игру Билли распознает моментально.

Тяжелые встречи с представителями прессы и поклонниками сменяются на экране идиллическими картинами загородной поствикторианской Англии и, конечно, Зачарованного леса, волшебного места Кристофера Робина, которое у него тоже отняли. Все осталось там, вместе с плюшевым Винни (его Винни, а не теми штампованными медведями, которые сидят сейчас в каждой детской), вместе с воздушными шарами, добрым отцом, мягким солнечным светом и музыкой Картера Беруэлла. В обмен на всемирную славу Кристофер Робин лишился детства, а Алан Милн Кристофера Робина. Но финальный разговор отца и сына ставит все на свои места. Кристофер тоже был на войне, но перед его глазами стоят не трупы и не взрывы, а солдаты, поющие песенку Винни-Пуха. Кристофер поделился с миллионами своих ровесников не только игрушкой и своим детством, но и радостью, и надеждой.

Саймон Кёртис снял не милый байопик об одном из самых известных детских писателей, а серьезную биографическую драму о цене славы, разбитых детских мечтах и…о любви. О любви, которая проснулась в зачерствевшем фронтовике и вытащила его из депрессии. О любви, которая вдохновила его на создание величайшей детской книги всех времен. О любви, которая пусть и не смогла остановить очередную войну, но воскресила радость в душах людей и помогла им пережить новые страдания благодаря песенке игрушечного медвежонка. О любви, выраженной не в жизни, но на бумаге, и оставшейся там навсегда.

Текст: Мария Ушакова

Вам понравится

Оставьте комментарий