Война за Страну Чудес

Когда одному из главных карикатуристов Великобритании выпадет шанс проиллюстрировать детскую книгу, без шаржей он обойтись не может. Джон Тенниел расставляет на тропинках Страны Чудес исторические аллюзии, интеллектуальные загадки для взрослых…но кое-чем пришлось ради этого пожертвовать и Кэрроллу, и «Алисе».

Собственные вариации рисунков к «Алисе в Стране Чудес» и «Алисе в Зазеркалье» сознательно создавали многие художники, включая Туве Янсон и Сальвадора Дали. А Сэр Джон Тенниел, чьи иллюстрации к книгам Льюиса Кэрролла о приключениях Алисы уже по праву считаются каноническими, вероятно, и не подозревал, что ему посчастливиться поработать над книгой, которая вскоре разойдется громадным тиражом, будет переведена на многие языки и займет почетное место на книжных полках детей по всему миру.  Может, то же самое и произошло с Эрнестом Шепардом – иллюстратором «Винни-Пуха» Алана Милна…Вообще, забавно выходит, что карикатуристы британского журнала «Панч», с их непомерной сатирой на политические и социальные реалии, художественно обрамляют отчасти детские произведения.

История с изданием книги началась, когда Кэрроллу, убежденному в непогрешимости собственного таланта рисовальщика, указали на то, что художник из него так себе и стоит поручить оформление книги профессионалу. Так Александр Макмиллан, издатель, свел писателя с известным карикатуристом Тенниелом, который согласился создать 42 резные самшитовые доски, с которых потом и были сделаны копии для первого тиража книги (на таком количестве настаивал сам Кэрролл), затребовав сумму почтив в 140 фунтов. Льюис Кэрролл, на тот момент оксфордский преподаватель математики, на такую непомерную для себя сумму согласился. Собственно число иллюстраций и цена – единственное, в чем сошлись оба таланта, далее шла череда противостояний.

Фото с сайта: mentalfloss.com

Тенниел счел себя полноправным автором концепции оформления книги, отбросив в сторону авторское видение самого заказчика. Выбранная прототипом главной героини – Алиса Лиддел, сердечная подруга писателя, коей и посвящалась история, могла переместиться на иллюстрации, но тогда бы на нас взирала девочка с короткими каштановыми волосами. По всей видимости, не равнодушен был карикатурист к золотистым локонам, за что и выбрал прототипом другую девочку, также сфотографированную Кэрроллом. Писатель в письме приятелю однажды написал: «Мистер Тенниел, единственный из иллюстраторов моих книг, наотрез отказался рисовать с натуры. Он сказал, что она так же не нужна ему для рисования, как мне таблица умножения для решения математической задачи! Я склонен думать, что он ошибался и что из-за этого некоторые рисунки в «Алисе» непропорциональны: голова слишком велика, а ноги слишком малы».

Но и художник также не уступал в остротах, называя Кэрролла невозможным старым занудой (Тенниел был старше писателя почти на десяток лет). Такие отношения привели к исчезновению целой главы «Шмель  в парике» и ликвидации Бармаглота с обложки…слишком уж кошмарным вышел он у художника.

Фото с сайта: luxfon.com

Так или иначе, но книга все-таки была проиллюстрирована. Конечно, незаинтересованный в политической истории Великобритании читатель вряд ли узнает в дерущихся льве и единороге две правительственные силы: консерватизм в лице премьера Дизраэли (человек в бумажном костюме, что едет вместе с Алисой, напоминает его же) и либерализм в лице Гладстона. Однако и обывателю по силам различить в персонаже Герцогини уродливую Маргариту Маульташ, средневековую правительницу Тироля, с картины Квентина Массейса (всем она хоть раз попадалась на глаза).

Со Шляпником история куда интереснее, мы знаем, что Кэрролл в своей истории  изобразил нам странного продавца мебели, жившего неподалеку от Оксфорда, по имени Теофилиус Картер, что изобрел аппарат под названием «Кровать-будильник», в нужный час которая сбрасывала своего сонного обладателя на пол. Некоторые даже склонны утверждать, что на Тенниеловских рисунках именно он. Однако, учитывая, что сам иллюстратор проживал в Лондоне, сомнительно полагать, что они когда-либо пересекались. Совпадение?  Некоторые видят прообразом Безумного Шляпника уже замыленного нами премьера консерваторов, другие – сошедшего персонажа с картины Яна ван Эйка «Чета Арнольфини». Тут только гадать остается.

Фото с сайта: www.rulepanel.ru

Но и про себя любимого Сэр Тенниел не забыл, свои длинные усищи закрепил на лице Белого Рыцаря. Художник вообще считал себя безумно талантливой (шестнадцатилетним он уже выставлял свои работы на выставках) и важной персоной, которая в молодости и не помышляла о карьере карикатуриста. «Они что там, считают, что во мне есть что-то забавное?»,– спросил как-то друга Джон Тенниел, вскоре принявший предложение юмористического журнала «Панч» и протрудившийся там полвека…Что касается усов, то просьбы Кэрролла сбрить растительность с лица его персонажа успехом, конечно, не увенчались. А карикатурист, как в воду глядел – в 1893 году Уильям Гладстон присвоил Тенниелу рыцарский титул. Что тут скажешь, дважды рыцарь.

Текст: Евгения Дашина

Вам понравится

Оставьте комментарий