«мама!» Аронофски: Песнь усталой фантасмагории

Начиная с середины декабря прошлого года и до сих пор многие кинокритики, киножурналисты и вообще люди, имеющие какое-либо отношение к кинематографу, массово составляли списки лучших фильмов 2017 года. В этом году все было не столь очевидно, как, например, в прошлом, где буквально в каждом списке фигурировал облюбленный и обласканный «Ла-Ла Ленд». 2017 год действительно богат на совершенно разнообразное кино, начиная от, к сожалению, таких редких авторских блокбастеров, как «Дюнкерк» Нолана и заканчивая уникально-тонкими драмами вроде «О теле и душе». (Оба фильма сейчас номинируются на Оскар в разных категориях).

Совершенно отстраненно, словно изгой-подросток в средней школе, смотрится в этих списках последний фильм Даррена Аронофски «мама!». Фильм, который вошел, к удивлению, в бест-листы многих уважаемых кинокритиков. Фильм, вокруг которого было слишком много тайн и сплетен до его выхода на большие экраны. Фильм, режиссер которого лично «пиарил» его в своем инстаграме, создавая невероятные постеры и какие-то жуткие спектрограммы. 

Как бы сказал один популярный блоггер: Все ради хайпа, все ради бабла, так что захватить интерес публики у Аронофски получилось отменно.

И надо сказать, что сам Аронофски пытался выдать фильм за преемника таких шедевров, как «Ребенок Розмари» и «Сияние». И хотя все кругом только и делали, что кричали о том, что это вообще-то глупая затея, куда Аронофски до великих Полански и Кубрика, тем не менее, картину в Венеции, где она была впервые представлена, ждали все.

Фото: movies.boxofficebuz.com

Фильм открывается абсолютной идиллией: Он (Хавьер Бардем) и Она (Дженнифер Лоуренс, чьи крупные планы будут занимать 75% всего фильма) живут в удаленном местечке посреди леса. Муж – когда-то прославленный и великий поэт, но на данный момент находящийся в творческом кризисе, Жена – хранительница очага, умница, красавица, занимается тем, что реставрирует, красит, шпаклюет дом, принадлежащий Мужу еще до их свадьбы, но по неведомым нам (как и ей) причинам, сгорел.

Их отношения носят характер нежного патриархата, вроде бы Он любит Её, но тем не менее разговоры между ними заканчиваются на банальных темах незнакомцев: погода, логистика, еда. Все это сопровождается тошнотворной пассивной вежливостью и милым снисхождением со стороны героя Бардема.

Имен у героев в этом фильме нет, и это еще больше начинает бросаться в глаза, когда в один их тихих вечеров раздается неуютный стук в дверь и приходит Мужчина (прекрасная роль Эда Харриса), а вслед за ним на следующее утро его жена – Женщина (идеальная роль Мишель Пфайффер).

Так потихоньку, не торопясь и очень лениво начинается повествование. Примечательно отметить, что все события мы видим глазами героини Лоуренс, именно поэтому ее крупных планов в фильме так много. Мы точно так же, как и она, не понимаем, что творится в этом доме, нам тоже не рассказывают никакие секреты. Зритель, как и Мама, по крупицам собирает информацию и пытается воссоздать полную картину происходящей фантасмагории. Получается тяжело, смотреть надо очень внимательно.

Еще одним важным героем фильма является дом. Он абсолютно точно живой, он дышит, пульсирует, кровоточит, а иногда даже издает какие-то звуки. Верхний этаж – это кабинет писателя, райское место, место Творца, где он творит и создает новое. Подвал – нижнее темное царство Жены со стиральной машиной и котлом. Дом, как уже было сказано выше, стоит посреди леса в идеально-красивом и удаленном месте, вокруг цветут растения, поют птицы и ни души (до поры, до времени).

Не стоит кокетничать, пытаться как-то обойти всем и так известные факты, в конце концов, фильм уже давно прошел в кинотеатрах и его можно посмотреть в iTunes, поэтому не ходя больше вокруг да около, стоит сказать, что “мама!” – это вольная, тем не менее довольно аккуратная и очень дерзкая интерпретация и адаптация Библии (но вы ведь это и так знали, да?).

Фото: boomstickcomics.com

Мама – Дева Мария и главная Муза героя Бардема, сыгравшего – Творца. Кабинет – Рай, куда практически никогда нельзя заходить даже Ей, подвал, где помимо стиральной машины стоит еще и вечно зажженная печь – Ад, дом находится в Эдеме. Не сразу понятно, кто такие Мужчина и Женщина, однако все встает на свои места, когда появляются их сыновья Каин и Авель (один убьет другого). Какое-то время действо фильма вращается вокруг героя Харриса – Адама, которому очень часто становится плохо из-за непонятной болезни, но в одной из сцен на его теле видна рана в районе ребер. К тому же несмотря на внушительный возраст обоих персонажей, страсть между Адамом и Евой по-прежнему сильна, что тоже весьма по канону. Во время поминок Авеля, которые выглядели скорее, как пир во время чумы, один из гостей сядет на незакрепленную раковину, чем и вызовет страшный потоп.

И после страшного горя случится вечное, хотя и такое недолгое, счастье – Дева Мария забеременеет и свет на экране воссияет своей непорочностью (любители постельных сцен, извините).

На утро Она без всяких тестов заявляет, что беременна и Он (прямо в чем мать родила, хотя вряд ли так можно выразиться) бежит писать новую поэму.

Первая часть фильма, которая длится около полутора часов – это Ветхий Завет, оставшиеся полчаса – Завет Новый. И тем не менее, все, что было ДО – лишь жалкий и выброшенный в мусор черновик Писателя, то, что произойдет ПОСЛЕ куда важнее.

kinopoisk.ru

Фото: kinopoisk.ru

И здесь события происходят еще с большей быстротой и невероятно скомкано. В какой-то момент, когда Христос уже должен вот-вот родиться, людей в кадре становится так много, и все они делают какие-то разные невероятные вещи, что хочется поставить фильм на паузу и рассмотреть каждого, потому что, в этом можно быть совершенно точно уверенным, у Аронофски ничего не бывает просто так, ни одна деталь даже в таком бардаке и балагане неспроста.

Во всей этой вакханалии можно увидеть и войны в Сирии и проблему нелегалов и беженцев, расовые конфликты и уже ничем не скрытый вопрос бедности и голода в мире. Это ли не Апокалипсис?

Грядет неминуемая развязка, в которой Создатель должен силой отобрать у Матери ее единственного сына Христа и отдать его на растерзание всем этим страшным, глупым, беспощадным людям, которые, при всех их таких очевидных недостатках, обладают главным, перечеркивающим все их минусы, достоинством – они любят и боготворят Творца.

Фильм разделил публику на два противолежащих лагеря и это, помимо библейской тематики, еще одна вещь, которая роднит фильм с «Антихристом» Ларса фон Триера (кстати оба фильма страшно освистали на главных фестивалях Европы). И если один лагерь не желает принимать фильм совершенно никоим образом, не важно, как именно его можно трактовать, то второй только и делает, что говорит о том, как гениально завуалирована в этом фильме главная идея.

Здесь мы рискнем не согласиться с этим. Все-таки библейская трактовка так или иначе вылезет наружу у 95% зрителей, так что главная мысль – это лишь первый и самый верхний и крайне очевидный слой фильма.

Куда интереснее находить в фильме обличение и! бичевание патриархата, подавление женщин в семье, даже банальный пофигизм мужчин. Это помимо выше упомянутых беженцев из Сирии и проблем голода, бедности и расовых конфликтов. Еще более важная, хотя, пожалуй, тоже очевидная трактовка Мамы, как Природы, которая только и делает, что «дает, дает и дает, а им все мало и мало».

 

kinopoisk.ru

Фото: kinopoisk.ru

Конечно, Аронофски очень долго и кропотливо работал над воссозданием главного замысла (можно припомнить его предыдущий фильм), и на руку сыграл даже его роман с Лоуренс: теперь осознание режиссера себя, как Творца еще более очевидное и даже грустно-комичное.

Да и в целом, фильм оставляет некоторые вопросы, самые популярные это: Что же за желтую жидкость все время пьет Мама? Концовка – закольцована или грядет судный день? Что спровоцировало режиссера в конце картины показывать так много людей, напоминающих сирийских беженцев и имеет ли к этому отношение заявления Лоуренс про Дональда Трампа?

Left to right: Jennifer Lawrence and Director Darren Aronofsky on the set of mother!, from Paramount Pictures and Protozoa Pictures.

Фото: boomstickcomics.com

Аронофски хитро отмалчивается и не дает подсказок зрителю, так что можно предположить, что фильм действительно задумывался не только, как библейский̆ фарс и пафос. Все происходящее на экране выглядит так свежо, жестоко и остроумно, что ленте невольно прощаешь все недостатки. Собственно, наверное, точно также, как прощает их людям Бог.

Текст: Ксения Фролова

 

Вам понравится

Оставьте комментарий