«Горе от ума» в глазах «Современника»

Наверное, не будет серьезным преувеличением сказать, что о постановке классической пьесы «Горе от ума» А.С. Грибоедова в интерпретации Римаса Туминаса не слышал только ленивый. Впервые подняв занавес в 2007 году, спектакль не перестает собирать полные залы даже спустя 10 лет. Постановка, совмещающая в себе черты как классического действа, так и неожиданные современные решения, с первых минут существования обреченная именоваться «неоднозначной», выдерживает испытание временем с честью, достойной своего бессмертного Автора.

Обращаясь к персонажам, зритель внезапно для себя осознает, что главных героев вовсе не двое, не трое, и даже не четверо.

Немой буфетчик Петруша, исполняющий любые задания начальника, но устрашающе похожий на малосознательное животное, преданно смотрящее в глаза хозяина с авторитарными задатками и перспективами эволюционировать в полноценного тирана-традиционалиста находится на сцене практически перманентно (по крайней мере, любое его появление прочно врезается в память). Влюбленная в него служанка Лиза, как наивный образ беспомощной совести, также вовсе не сливается с декорациями, ее жалобы на непотребство происходящего на подмостках трогают, а вспышки негодования простой девушки так и вовсе взывают к человечности. Еще более второстепенный персонаж – супруга товарища Чацкого, дама в буквальном смысле «не в себе», служит чутким к любой перемене барометром напряжения в обществе одного дома. Будто юродивая, которой одной позволено обличать реальность, словно заложница повсеместного абсурда, она производит тягостное впечатление.

Фото: sovremennik.ru

Переходя к героям, казалось бы, заслуживающим большего внимания, с трудом удается вспомнить в Молчалине личность умеренно неприятную (хотя, безусловно, талантливо сыгранную) – таких людей слишком много в нашей жизни, чтобы искренне удивляться корыстолюбию и лицемерию этого персонажа. Возможно, это одна из главных заслуг режиссера-постановщика – «зло» в спектакле повседневно и обыденно, и в этом, пожалуй, самая страшная его черта.

Сцена же «Современника» переполнена сложными символами, но отдельного внимания заслуживает действующая печь, к которой, весьма недвусмысленно гости дома Фамусова подходят отогреть замерзшие части тела, а домашние используют ее то как дозорную башню, то как убежище. Эта же печь, будучи центральным действующим лицом сама по себе, имеет однозначные очертания русского православного храма – словно начальный эскиз Церкви Вознесения в Коломенском, сходство с которым дает зрителям простор для толкования красноречивой метафоры.

Фото: sovremennik.ru

Игрушечный конь «барыни» Софьи – символ более прямолинейный – потребность героини изо всех сил держаться детства, времени беспечного и полного надежд. Ведь к этому же периоду относится их нежная привязанность друг к другу с Чацким.

Вспомним великих – детство, отрочество, юность.

Стоя на распутье, Софья осознает, что прошлого не воротить, но, в глубине души, эти воспоминания ей дороги. Так или иначе, в течение всего спектакля игрушечный конь всегда находится неподалеку как немой свидетель славных времен. Наконец, одна из финальных зашифрованных реплик режиссерапроносящийся над головой Чацкого американский кукурузник – печальный свидетель и, по совместительству, заокеанский упрек творящемуся на сцене безумию быта Российской Империи – голубая мечта «сумасшедшего» героя о лучшем мире, что так безжалостно пролетает мимо под звуки джаза.

Итак, «Горе от ума» Римаса Туминаса представляет собой наглядный театр человеческих характеров: Сергей Гармаш в роли Фамусова – временами откровенно пугающий, но в глубине души добродушный хранитель устоявшихся порядков, Шамиль Хаматов в роли Чацкого – вечно ищущий скиталец-декабрист, так явно напоминающий самого дипломата-писателя, а Елена Плаксина в роли Софьи – вовсе не поверхностная девушка, изо всех сил пытающаяся забыть и забыться под маской выученной беспомощности и напускной ограниченности, прекрасно усвоившая свой горький урок :

горе – от ума.  

Текст: Анастасия Тайнс–Ковалевская

Вам понравится

Оставьте комментарий