«Не смотри меня» или почему некоторые книги лучше не экранизировать

10 марта исполнилось ровно семь лет с того дня, как на российские экраны вышел фильм Марка Романека «Не отпускай меня» по одноименному роману Кадзуо Исигуро.  Американские зрители увидели знаменитую экранизацию годом раньше, но остались ли они от этого в выигрыше – спорный вопрос.

Сам роман увидел свет в 2005 году и быстро переместился с книжных полок британских магазинов в список 100 лучших англоязычных романов по версии журнала «Time».  О чем же там, собственно, разговор?

Конечно, о дивном новом мире! Мире, где нет войн и эпидемий, и природных катаклизмов. Мире, в котором люди больше не болеют и не умирают. Для них созданы специальные клоны – копии, которые в нужный момент отдадут свои органы и спасут чью-то жизнь. Таких клонов тысячи и растят их в особых школах-интернатах. В одном из них, Хейлшеме, и живут герои Исигуро Кэти, Томми и Рут. До 18 лет их жизнь не отличается от жизней их сверстников: они изучают литературу, прячутся от взрослых, играют с друзьями, влюбляются. А потом становятся донорами и понимают, что им отведено еще максимум года два. Читатель доходит до этого момента и впадает в истерику.

И вот, вроде бы, антиутопии с их дикими сюжетами для всех давно не новость, и были уже и Замятин, и Оруэлл, и пресловутый Хаксли, а тут вдруг раз – и Исигуро. И восторженный «Ах!» И номинация на Букеровскую премию, и мировое признание.

Потому что в центре внимания юные создания (по самому дорогому же ударили, по детям!), первая любовь, разрушенные жизни и обреченные глаза, с детства серьезные и печальные. И так и просятся эти глаза, с упоением описанные Исигуро, крупным планом да на большой экран. Лакомый кусочек для любого режиссера (даже саундтрек уже готов – «Never let me go» Джуди Бриджуотер, которую так отчаянно любит Кэти Х.)

Фото: kinopoisk.ru

Экранизировать роман взялся Марк Романек. И вот далее следовало бы ненавязчиво указать в скобочках пару-тройку нашумевших фильмов, которые Романек срежиссировал, напомнить, так сказать, читателям, с кем они имеют дело. Но тут возникает проблема и вспоминается только «Фото за час» 2002 года с Робином Уильямсом в главной роли.

Дело в том, что Романек, в первую очередь, клипмейкер и автор рекламных роликов. Nike, Calvin Klein, Honda, Apple – все его творения. Красиво, глянцево, с лоском, хочется продать почку (в контексте произведения достаточно черный юмор) и купить все, что рекламируется.

Вот только с полнометражным фильмом это повторить не получилось. Кажется, что, работая над приятной картинкой, Романек совершенно забыл об идее. Достаточно большую книгу нещадно урезали до сухого сценария, выделив лишь передвижения героев и ключевые сцены. Живые и тщательно прорисованные Исигуро образы главных героев совершенно не угадываются в тех персонажах, которых показывает Романек.

Кэти, Томми и Рут у Исигуро – яркие личности со своими характерами и историями. Каждая их реплика, каждое действие нужны для развития важнейшей идеи, заложенной в книге: это не просто биологический материал, используемый в медицинских целях, а  живые люди, у которых есть свои недостатки и достоинства, переживания, страхи. Которые вполне способны жить как все, развиваться, мечтать и любить друг друга.

kinopoisk.ru

Фото: kinotom.com

Герои фильма (Кэри Маллиган, Эндрю Гарфилд, Кира Найтли) совершенно этого лишены. Они действительно похожи на клонов, на картонные фигурки, созданные по подобию людей, но ничего общего с людьми не имеющие. В их словах нет чувства, в их глазах нет боли, в их действиях нет смысла. Поэтому им не получается посочувствовать, в какой-то момент герои и вовсе начинают вызывать отторжение, настолько они не эмоциональны и холодны. А уж натужные попытки Киры Найтли (Рут) изобразить страдающую больную и вовсе срывают с губ невольное «Не верю!» Органично смотрится в фильме только Кэри Маллиган, которой больше всех подошел ее образ тихой, доброй, слегка неуверенной Кэти.

Фото: acciuga.ru

Отсутствие маленьких, но трогательных деталей (вроде линии с потерянной кассетой), серьезно сказалось и на раскрытии образов, и на общем сюжете. Без них фильм выглядит слишком сухо и скучно, хотя книга читается на одном дыхании.

Зеленые пейзажи (чья красота прямо пропорциональна их однотипности), сменяют друг друга с такой завидной регулярностью, что минут через 40 возникает ощущение, будто вместо драматического фильма вам включили Discovery и спрятали пульт.

А хотелось не деревьев и изгородей, хотелось диалогов, как у Исигуро, в которых неторопливо, но настойчиво развивается основная мысль. Вот этой-то самой мысли у Романека не оказалось, он сузил всю проблематику романа до обычного любовного треугольника. А финальную сцену с Мадам (которая должна была встряхнуть зрителя, ошеломить, чтобы он вскочил с места и завопил «Так вот зачем все это было нужно…») уместил в 3 минуты. 3 минуты на кульминацию, которую я читала (клянусь), затаив дыхание и пытаясь не разрыдаться.

В итоге у Романека получилась длинная-длинная реклама английских окрестностей, с душещипательной музыкой, известными актерами и пятнадцатимиллионным бюджетом (который, кстати, не окупился). И так сидишь вот и думаешь: взял бы он лучше песню «Never let me go», записал на нее кавер и снял клип – какой бы красивый получился!

Текст: Мария Ушакова

 

Вам понравится

Оставьте комментарий