Однажды встретились Чапаев, Будда и Пелевин

Однажды встретились Чапаев, Будда и Пелевин в одном баре… Нет, это не начало бородатого анекдота. Сейчас речь пойдет о нашумевшем дзен-буддистском романе Виктора Пелевина «Чапаев и Пустота» и его провальной экранизации «Мизинец Будды».

Дзен-буддистские романы – субстанция загадочная и непонятная. Впрочем, как и вся философия. На первый взгляд, «Чапаев и Пустота» — просто бред сумасшедшего, украшенный красивыми метафорами. В центре повествования Петр Пустота, заключенный в психиатрической больнице. Или он поэт-декадент в дивизии Чапаева? Читателя постоянно швыряет в самые разные временные промежутки и обстоятельства: тут вам и психушка, и гражданская война, и Шварценеггер, и японские самураи… Если не осознавать специфику этой книги, то поначалу сюрреализм Пелевина сильно раздражает. Вы просто не успеваете сосредоточиться на одном герое, как вас сразу погружают в историю другого.

«Сюжета в обычном понимании у романа нет и быть не может. Проще всего было бы отделаться фразой о том, что Пелевин играет — пусть и в компьютерные игры довольно высокого порядка. Это, к счастью, не так. Перед нами серьезный роман для неоднократного перечитывания», — пишет в своей рецензии Дмитрий Быков.

Представьте, что вы впервые держите в руках книгу «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. Если ваша школьная учительница не объясняет каждую строку и не убеждает искать в ней высокий смысл, то велика вероятность либо не дочитать роман до конца, либо воспринять его, как сказку. Мне не раз приходилось слышать от людей совсем не просвещенных, что «Мастер и Маргарита» —  галлюцинации наркомана. Так и с Виктором Пелевиным. Если вы не готовы утонуть в мире эйдоса, то лучше повременить с прочтением этой книги.

Фото: kk.bookmate.com

«Представьте себе Быка, запертого в музейном зале… Так вот, этот зал с его хрупкими и, возможно, прекрасными экспонатами и есть ваша личность, ваш внутренний мир. А бык, который по нему мечется, — это высвободившаяся психическая энергия, с которой он не в силах совладать»

Эти строки в самом начале романа. С помощью них Пелевин достаточно мягко подготавливает читателя к дальнейшим рассуждениям о месте человека в этом мире. Вам предлагается сначала осознать материальную оболочку и собственное Я. Затем окружающих людей:

«И ещё мне преставилось, что все мы — всего лишь звуки, летящие из-под пальцев неведомого пианиста, просто короткие терции, плавные сексты и диссонирующие септимы в грандиозной симфонии, которую никому из нас не дано услышать целиком»

О том, что происходит дальше в развитии философской мысли Виктора Пелевина и говорить страшно. Реинкарнация, загробный мир, параллельные вселенные… Люди готовы придумать любое объяснение отсутствия пустоты. А Пелевин идет напролом. Мы есть, и мы – центр вселенной, находящейся нигде.

«Как заметить то, что с начала времен было перед самыми глазами? Поэтому единственное, что воск замечает, это свою временную форму. Единственный путь к бессмертию для капли воска, это перестать считать, что она капля, и понять, что она и есть воск».

Как экранизировать такое концептуально сложное литературное произведение? Никак. Вот и Тони Пембертон не смог. В 2015 году вышел фильм «Мизинец Будды», снятый по мотивам романа «Чапаев и Пустота».

Наверное, «мотивы» — ключевое слово в разговоре о данной картине. Потому что из общего у них только имена героев и несколько зарисовок заднего плана.

«Я два года ждал этот фильм. И вот дождался (лучше бы я вчера умер)», — пишет возмущенный поклонник Пелевина на КиноПоиске.

Серые, неэмоциональные, бездарные, низкобюджетные, иностранные актеры, далекие от российских реалий на протяжении всего фильма не выражают никаких эмоций. Неочевидны ни мотивы их персонажей, ни сам ход действий. Человеку, не читавшему книгу, режиссер не оставил шансов понять сюжет. Экранизация лишена юмора, яркости и ироничности, которые насыщают роман Виктора Пелевина. А философские связки сильно урезаны или вообще опущены сценаристами.

Яркая иллюстрация – это три гопника, сидящие у костра под наркотиками.

Малоприятное зрелище возникает перед глазами после такого описания. Однако у Пелевина они долго говорят о внутренних прокурорах, адвокатах и «ментах», рассуждают о любви, как о высшем кайфе. Их образы взяты неспроста – автор со всех сторон рассматривает понятие смысла жизни. В фильме «Мизинец Будды» перед нами как сидели наркоманы, так и сидят. Они настолько ограничены, что кроме денег не интересуются ничем. Пара галлюцинаций во время прихода, видимо, должны были переубедить зрителя. Не вышло.  

Закончить хочется метафорой, взятой из рецензии Павла Басинского:

«Современная русская проза — это разведение кактусов. Но не на мексиканских полевых просторах, а натурально: в городских квартирах, на подоконнике и в горшочках… Ненавижу кактусы!»

Кактусы Пелевина несомненно интересны. Можно бесконечно пересчитывать их разноцветные иголки, и если повезет, даже увидеть внутренний сок. Только вы должны четко понимать, готовы ли вы ради этого пару раз сильно уколоться об них. Или, может, у вас с рождения аллергия, как у Басинского. Фильм «Мизинец Будды», в свою очередь, — бездарный жирный рисунок этих кактусов.    

Текст: Анна Додонова

Вам понравится

Оставьте комментарий