Дух Озона или каннский любовник

Quand je suis avec lui, je pense à toi, quand je suis avec toi, je pense à lui…

Когда я с тобой, я думаю о нем, когда я с ним, я думаю о тебе…

Эту фразу Марина Вакт говорит одному из своих партнеров в фильме «Двуличный любовник». И хотя бы из-за ее манеры произносить слова (особенно на французском) на 55 минуте фильма, эту картину уже стоит посмотреть. Весь фильм – игра двух актеров, практически всегда разговаривающих трагическим полушепотом, в чем есть что-то цепляющее.

Правда, возникает вопрос, кто же из них двуличный: запутавшаяся девушка, которая держит в тайне связь с одним из двух мужчин и подозревает своего избранника во лжи, или ее молодой человек, имеющий слишком много секретов. Вечно бросающий вызов зрителю, Франсуа Озон не навешивает ярлыков и не позволяет другим этого делать. Режиссер интригует до самого конца, с каждой сценой, внося в сюжет все больше противоречий.

Не зря эта работа попала в программу Каннского фестиваля, и как у всех каннских фильмов, ее концовка одновременно и боль, и наивысшее достижение автора (следовательно, и зрителя). Многие критики в Европе «не поняли» картины из-за противоречивого и открытого финала, но в этом же дух Озона: провокация, насмешка, неоднозначность; в этом еще и дух Канн, ведь каждый волен сам решать, что произошло прямо перед титрами.

Фото: pioner-cinema.ru

В России фильм на подобную тематику тоже была воспринят с долей критики, мол, слишком откровенный и толерантный. Стоит заметить, что, если следить за программой фестиваля, эту работу нельзя отнести к категории «за гранью».

Эротический триллер с элементами мистики в скандальности явно проигрывает таким картинам, как «Любовь», «Молода и прекрасна» и «Служанка». А для тех, кто упорствует в своем ханжестве, хочется сказать, что такие индикаторы, как пометка «18+» и изображение пальмовой ветви на афише, уже непрозрачно намекают на то, что кино для совершеннолетних или не для слабых духом. Как было в песне у певицы Sade — “no place for beginners or sensitive hearts”, жаль, что никто не пел о том, что подобные фильмы не годятся для просмотра с попкорном.

Фото: lenta.ru

В «Любовнике» спорить можно со всем, кроме игры актеров и режиссерской работы. Картина сделана для эстетов-визуалов, даже если в ней зачастую демонстрируются неприглядные вещи. Своеобразный видео-рассказ о красивой жизни во Франции и проблемах людей с зарплатой явно выше прожиточного минимума. А если жизнь красива, и актеры привлекательны, куда деться от постельных сцен?

Озон их не избегает, в одном из интервью объясняя это своей национальной принадлежностью.

«Я француз, а для французов главная сюжетная тема: мужчина встречает женщину».

Поэтому сцены любовных кульминаций настолько важны как для Озона, так и для французского кино в целом.

Если учитывать личность режиссера, становится понятно, что хоть сюжет изначально и литературный, он был значительно доработан и несколько отличается от произведения «Жизнь близнецов» Дж. К. Оутс, по которому был снят. Как минимум, автор не говорила о том, что один из близнецов может поглотить другого в утробе матери, а затем вынашивать его в своем теле.

«Двуличный любовник» словно рассказывает о жизни некой околовозвышенной тусовки, в которую трудно попасть. Там люди безостановочно пьют вино, ухаживают за кошками и ходят в музей современного искусства (хотя бы потому, что главная героиня там работает). Кстати, все картины в этом музее были написаны специально для фильма, чтоб воссоздать особое настроение. И это настроение правда есть, и его можно было бы охарактеризовать как «напряженную свободу действий», потому что при просмотре зрителя не загоняют в рамки, но ни на секунду не дают расслабиться.

Не получается спокойно вздохнуть еще и потому, что даже когда у актеров все хорошо, между ними чувствуется какая-то враждебность, они все готовы причинить друг другу вред — не только моральный, но и физический. Как при просмотре шведского детектива, всегда ждешь подвоха и подозреваешь всех.

Фото: variety.com

Проблемы у героев немного серьезней увлечений: бесперспективные блуждания по коридорам сознания, паранойя, одержимость идеей. Марину Вакт, исполняющую роль Клоэ, всю жизнь мучают боли в животе, и, перепробовав все методы лечения, она начинает психотерапию. Зрителя подталкивают к тому, что все это произошло с ней из-за проблем из детства и ссоры с матерью.

Как бы там ни было, нормально взаимодействовать с людьми Клоэ не совсем удается: она нервничает, срывается и в каждом слове бойфренда видит ложь. Окончательно ее внутренняя гармония разрушается, когда юная француженка находит подозрительные документы, спрятанные в вещах возлюбленного (и по совместительству бывшего психотерапевта, практически вылечившего ее). Она мстит ему, одновременно изменяя со злым близнецом мозгоправа и воплощая в жизнь свои тайные, нереализованные желания властвовать и унижать. Он же, даже скрывая что-то от не совсем уравновешенной девушки, согласен на все.

Кульминация произведения на несколько минут лишает понимания происходящего: добрый и злой близнец сговорились, чтоб сводить девушек с ума, ведь так уже происходило, она видела это своими глазами. А теперь они оба перед ней, обвели вокруг пальца, унизили, опустошили. Ничего не остается, и она грациозно спускает курок, чтоб решить все свои проблемы. Пелена спадает.

Фото: rg.ru

Не стоит забывать и о мистике, вклинивающейся в сюжет незаметно и всего на пару мгновений, обескураживая, как в фильме «Персональный покупатель». Изначально думаешь, что смотришь реалистичную драму, а затем входишь в состояние когнитивного диссонанса из-за летающих стаканов или призраков, появившихся неизвестно откуда и сразу исчезнувших в том же направлении.

Весь фильм Клоэ находится в состоянии, похожем на транс, и так не получается понять, что она выдумала, а что происходит на самом деле. На ней (как на актрисе, так и на героине) однозначно сказалась карьера топ-модели: выражение лица отрешенное, в глазах уверенность в своем превосходстве, в действиях грация и плавная стремительность.

И даже выстрел она производит так, словно машет поклонникам, сидящим возле подиума, а не собирается убить дорогого человека. С подобными выражениями лиц ходят тысячи людей, в Париже, Москве, Нью-Йорке. И, может быть, не такой была цель Франсуа Озона, но делая красивыми страшные вещи, он заставил меня подозревать, что чем привлекательнее человек, тем страшнее образ его мыслей.  

Наконец,  пусть француз и дает нам полную свободу размышлений, возможность привязаться к актерам, посмаковать визуальный ряд, даже насладиться эстетикой страсти и безумия, кино все равно заключает нас в рамки видимых образов, ограничивая полет фантазии. Но здесь вопрос уже не к режиссеру, а к виду искусства.

Текст: Дмитрий Ткаленко

Вам понравится

Оставьте комментарий