Иностранец Довлатов

Фильм «Довлатов» рассказывает об обычной недели из ленинградского периода жизни выдающегося прозаика и вызывает противоречивые чувства. В нем есть все: ирония и юмор, трагедия и безнадежность, знаменитые актеры и скрупулезно созданные декорации из предметов 70-х годов прошлого века (за что картина была удостоена награды в Берлине). Но, кажется, что не хватает главного — самой личности Сергея Донатовича.

Оттепель закончилась, начались заморозки, сковывающие любую свободу. Довлатов молодой писатель. Он не состоит в Союзе писателей и, следовательно, не может публиковаться. А если писателя не печатают, значит, его не существует. Это сейчас каждый может завести блог со своими стихами или рассказами и благополучно строчить все, что вздумается. У Довлатова и его единомышленников такой возможности нет.

Довлатов реалист, но не тот, что нужен партии или другим бюрократическим структурам. Он не может писать о великом труде рабочих, борьбе угнетенных классов или о поднятой целине. Не может, потому что не верит в это. Потому что глаза не видят того, что уши слышат в ежедневной пропаганде.

Его интересует реализм повседневной жизни. Ее мелкие радости и разочарования. Ему, в общем-то, плевать на ревнителей морали. О человеческих пороках Довлатов пишет не с осуждением, а сочувствием.

По его мнению, мелочи, которые остаются незаметными на фоне «великих исторических событий» на самом деле и определяют нашу жизнь, предают ей красок.

Все нормально. Я такие вещи знаю по себе. Бывает, жизнь не ладится: долги, короста много дневного похмелья, страх и ужас. Творческий застой. Очередная рукопись в издательстве лежит который год. Дурацкие рецензии в журналах. Зубы явно требуют ремонта. Дочке нездоровится. Жена грозит разводом. Лучший друг в тюрьме. Короче, все не так.

И вдруг заклинит, скажем, молнию на брюках. Или же, к примеру, раздражение на морде от бритья. И ты всерьез уверен — если бы не эта пакостная молния! Ах, если бы не эти отвратительные пятна! Жил бы я и радовался!

А что собственно фильм, спросите вы? Да ничего. Из фильма о личности Довлатова мы ровным счетом не узнаем ничего. Второстепенные персонажи и окружение писателя оказались намного ярче и правдивее его самого.

Фото: godliteratury.ru

Биографические фильмы великих людей вообще дело крайне сложное, за которое без особой нужды браться нет необходимости. В «Довлатове» мы получили личное восприятие прозаика режиссером Германом-младшим. Потому что по-настоящему понять писателя можно лишь прочитав его. Тем более что в каждом довлатовском герое можно найти частичку автора.

Те, кого я знал, живут во мне. Они — моя неврастения, злость, апломб, беспечность.

Для творчества Довлатова важным лейтмотивом была эмиграция и то, как она влияет на человека. Этот же вопрос поднимается в фильме. В «Довлатове» эмиграция — как будто уход из мира живых в мир мертвых. После последнего появления на экране Бродского зритель узнает, что он эмигрирует. Поэт выходит из кадра, как исчезают со сцены театра погибшие персонажи.

Фото: medium.com

Однако в «Иностранке» для Довлатова эмиграция толком ничего не меняет. Все его персонажи остаются такими же, какими они были в СССР, а большинство их черт характера, наоборот, стали даже более выраженными. Таким образом, по Довлатову, эмиграция не ведет к никакой физической или духовной смерти. По-настоящему из-за эмиграции жизнь человека не меняется. В конце концов, некоторым удается даже на родине оставаться иностранцем.

Смотреть или не смотреть «Довлатова» — личное дело каждого. Но в первую очередь это все-таки коммерческий проект, да и сам Сергей Донатович едва ли был бы рад любой экранизации своей жизни. Так что лучше прочитайте (или перечитайте) «Соло на Ундервуде», «Заповедник» или, наконец, «Иностранку».

-Внимание, господа! Так что же выше справедливости?

-Да что угодно, — отвечаю.

-Ну а если более конкретно?

-Если более конкретно — милосердие…

Текст: Левон Арутюнян

 

Вам понравится

Оставьте комментарий