За что Бенуа Жако и его «Еву» можно изгнать из кино-рая

С 8 марта в кинотеатрах идет эротический триллер Бенуа Жако «Ева», вошедший в программу Берлинского кинофестиваля. Рассказываем, почему не стоит расстраиваться, если вы не успели на него сходить.

В это можно не верить, но, кажется, британский писатель Джеймс Чейз наложил на свой роман «Ева» (1945) настоящее кинопроклятие. Иначе как объяснить тот факт, что очередная его экранизация оборачивается полным провалом?

«Ева» 1962 год

Фото: lesinrocks.com

Первым перенести захватывающую историю на экран задумал режиссер Джозеф Лоузи еще в 1962. К этому времени на его счету было около двадцати фильмов, Золотая пальмовая ветвь и знакомство с лучшими деятелями искусства.

На роль Евы Лоузи пригласил Жанну Моро – звезду французской «новой волны», а в качестве композитора выступил Мишель Легран, благодаря которому через два года появятся великие «Шербургские зонтики». Все говорило о предстоящем успехе, но, увы, зрители встретили фильм равнодушно, а критики неоднозначно.  Моро бесспорно хороша, да, но… что дальше?

Проходит почти 60 лет. Французский режиссер Бенуа Жако («Крылья голубки», «Прощай, моя королева») читает «Еву» и загорается идеей «как у Лоузи, только лучше». Он переносит действие романа во Францию (у Чейза это Америка, у Лоузи – Италия), жанр дерзко обозначает как «эротический триллер» и снимает в главных ролях модного Гаспара Ульеля и не выходящую из моды Изабель Юппер. А потом едет на Берлинский кинофестиваль и возвращается ни с чем. Где-то на небе ухмыляется Чейз.

На первый взгляд, этот роман невозможно испортить.

Во-первых, он не то чтобы очень искусно написан (ну, или переведен – в любом случае, читая эту книгу, у вас вряд ли возникнет желание восхититься безупречным слогом или подчеркнуть какую-нибудь цитату).  

Во-вторых, сюжет достаточно прост: неудавшийся писатель Бертран (Ульель) влюбляется в проститутку (Юппер), забывает про свои пьесы, обманывает свою невесту Кэрол (Джулия Рой), в общем, совершенно теряет голову, за что потом жестоко расплачивается. Типичная история про женщину-вамп, которая пришла «и прищуренным глазом хулигана с ума свела». Только вот в романе женщине-вамп около тридцати, а в фильме Жако – в два раза больше.

Фото: film.ru

Пожалуй, это единственный удачный ход режиссера, поскольку 65-летняя Юппер так органична, что, глядя на нее, не возникает никаких вопросов, почему Бертран предпочел ее своей скучной и истеричной невесте. На этом бы и сыграть Жако, сделать акцент на пикантной, любимой французами линии с разницей в возрасте (где женщина непременно старше) и создать по-настоящему психологический триллер, с терзаниями, преследованиями и всепоглощающей страстью, доходящей до безумия.

Но между героями не то, что страсти, даже искорки никакой не возникает. Их встречи – это пятиминутные разговоры ни о чем, мятые деньги и ледяной взгляд Евы. Ни одного намека на какие-либо чувства.

Существует множество фильмов, где практически нет действия — одни диалоги. Но это оправдано только в том случае, если в диалогах содержится хоть какая-то мысль. В «Еве» этой мысли нет. В определенный момент создается впечатление, что Бертран – эдакое метафорическое изображение самого Бенуа Жако. Вот он старается, ищет вдохновение, проводит часы за ноутбуком, и…ничего.

«Он. Она». Пустые фразы, без смысла, без изящества, без «скрытого юмора», как говорит Кэрол.

Эти шаблонные диалоги, по идее, должны привести к завязке/развязке. Кажется, что вот-вот – и должно  произойти то, что в корне повернет сюжет и заставит, наконец, зрителя оставить свой попкорн и прильнуть  к экрану. Что, мол, провели мы вас? Но вот уже прошел целый час, попкорн закончился, а ничего так и не произошло. Все те же сухие разговоры, и бесконечная езда в машине, и изредка пригородные пейзажи. И всякая надежда на то, что фильм еще сможет вас удивить, пропадает.

CREATOR: gd-jpeg v1.0 (using IJG JPEG v80), quality = 91

Вытащить картину не смог даже ее звездный состав, что очень обидно, потому что и Ульель, и Юппер играют чудесно. Но их героев так упростили, так переделали их характеры, что они стали совершенно неинтересны.

Для Ульеля после съемок у Ксавье Долана и перевоплощения в Ива Сен-Лорана эта роль кажется слишком простой и скучной, она не раскрывает его как актера и не вызывает особых эмоций у зрителя (ну разве что томные вздохи у женской половины зала, да и то не всей).

За Юппер и вовсе обидно: после ее-то карьеры, после Шаброля, Ханеке и Верховена позволить своему имени появиться в титрах столь слабого фильма…  

Казалось, образ все тот же – нестареющая femme fatale с надменной полуулыбкой, скелетами в шкафу, тараканами в голове и далее по списку. Но откуда-то скованность, недоигранность, недоговоренность, словно кто-то не дает развернуться в полную силу, или самой ей не хочется. Зачем тогда соглашаться на съемки?

Возможно, дело в давней дружбе с Бенуа Жако – как-никак, пять совместных фильмов. Возможно, есть и другие причины, но о них даже думать не хочется — слишком велико уважение к французской диве.

Очевидно, когда Жако посмотрел свой фильм, он все понял. Образы нераскрыты, идеи нет, музыка явно проигрывает Леграну. Последним шансом хоть как-то заинтересовать искушенного современного зрителя было назвать «Еву» «эротическим триллером». Этого ему и не простили. Потому что, бог с ним, с переделанным сюжетом, не читал никто Чейза. Бог с ними, с образами, это новое европейское кино, может, так и надо.

Фото: liberation.fr

Но где эротика?! Весь фильм Ева-Изабель кутается в халат, который вполне бы мог сойти за полушубок, и, в целом, ведет себя скромнее «дневной красавицы»  Бунюэля. Потом, правда, Жако вспомнит, о чем он задумывал фильм и даже ввернет сцену с мнимым убийством в ванной. Постарайтесь не заснуть к этому моменту, и в качестве бонуса три секунды можно будет посмотреть на оголенное плечо.

Где триллер?! Единственная напряженная сцена настолько смазанная, что любительский ролик на youtube, где с дерева снимают котенка, тронет вас больше.

«Ева» не тот фильм, который держит вас в напряжении все два часа, и не тот, который можно посмотреть в выходные, чтобы расслабиться. Это не триллер и не хоррор, а тусклая недомелодрама, не имеющая ничего общего с фильмом о страсти, и уж тем более, о любви. Возможно, еще через полвека какому-нибудь новому отважному режиссеру удастся, наконец, сделать достойную экранизацию «Евы»,  но это будет уже совсем другая история.

Текст: Мария Ушакова

Вам понравится

Оставьте комментарий