Книги опасны?

Пару недель назад проект «ИноСМИ.Ru Россия Сегодня» выложил перевод статьи британского социолога Фрэнка Фуреди, носящей громкое название «Книги опасны!» Вопреки возможной догадке, первой приходящей на ум, статья эта вовсе не является рецензией на роман «451 градус по Фаренгейту», и даже не отсылает к реалиям советских времен, когда за хранения «Доктора Живаго» можно было сесть, а описывает мнение наших современников:

«Студенты многих университетов по всему миру утверждают, что чтение книг может привести их к депрессии, морально травмировать или даже довести до суицида.»

Кадр из фильма «Великий Гэтсби»

В качестве примера подобных травмирующих книг в тексте приводятся «Великий Гэтсби» Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, упоминающий домашнее насилие, роман Вирджинии Вульф «Миссис Дэллоуэй», в котором присутствует суицид, и даже «Метаморфозы» Овидия, изображающие сцены сексуального насилия. Все эти произведения, по мнению студентов, могут вызвать болезненные ассоциации у людей, обладающих травмирующими опытами или слабым психическим здоровьем.

Мне, как автору издания, посвященному литературе, показалось невозможным стоять в стороне, никак не прокомментировав эту позицию. Ведь, если книги и действительно опасны, то я – соучастник в их опасных, приносящих разрушения делах.

Для начала стоит, пожалуй, оговорить, что было бы совершенно неправильным недооценивать или и вовсе закрывать глаза на серьезность ментальных заболеваний или травм, нанесенных столкновением с насилием, моральным или физическим. Но не будет ли запрещение литературы, освещающей подобные проблемы, совершенно аналогичным закрыванием глаз?

В упомянутых уже «451 градусах» сожжение книг объясняется стремлением сделать всех людей счастливыми, так как книги заставляют людей задумываться и вызывают противоречивые мысли, обсуждения эмоций и прочих пустых, нематериальных вещей.

Кадр из фильма «451 градус по Фаренгейту»

Сложно сказать, действительно ли литература является единственным катализатором мышления и эмоционального развития, ведь на протяжении веков простым бедным людям во всем мире недоступны были не то что книги, но и само умением читать, а между тем им, несомненно, не чужды были все возможные эмоции и переживания. Однако нельзя отрицать того, что прогресс происходит благодаря образованным и начитанным людям.

Но все же, неужели при всем великом разнообразии книг человечество не может позволить себе избавиться лишь от книг, способных нанести потенциальный вред неокрепшим умам? В статье упоминается роман Гёте «Страдания юного Вертера». Считается, что суицид главного героя спровоцировал массу самоубийств:

«Хотя Вертер был написан в 1774 году, его по-прежнему обвиняли в подстрекательстве своих молодых впечатлительных читателей совершать самоубийства вплоть до конца XIX в.»

fb.ru

Этот феномен получил название «Эффект Вертера», но, что примечательно, если посмотреть определение этого эффекта даже в той же злосчастной Википедии, мы видим, что это –

«массовая волна подражающих самоубийств, которые совершаются после самоубийства, широко освещенного телевидением или другими СМИ, либо описанного в популярном произведении литературы или кинематографа.» 

punknews.org

То есть пагубное влияние, провоцирующее желание покончить с собой у особо впечатлительных молодых, и не только, людей может исходить далеко не из одной литературы. Если вбить в поисковую строку «самоубийства после смерти…», то гугл выдаст как минимум шесть различных имен в продолжение этого предложения, от Курта Кобейна до Виктора Цоя.

А если не идти за примерами так далеко, то можно вспомнить, как в 2012 году сотни «белиберов» по всему миру побрились налысо, когда в интернете стал распространяться слух о том, что Джастин Бибер болен раком. Так, может, тот, кто хочет быть ведомым в любом случае найдет за кем идти?

Конечно, возможно, именно этим и обусловлен тот факт, что на протяжении столь продолжительного времени чтение было именно привилегией. В самой статье приводятся в пример мысли философа драматурга Менандра или философа Сократа.

pinterest.com

Первый считал, что чтение должно быть недоступно женщинам, как обладательницам особой эмоциональности и «слабого разума», второй же считал надлежащим ограничить от книг и вовсе большинство людей, в особенности необразованных. Объяснение они оба находили одинаковое: книги способны расшатать людскую психику, внести смятение в их сознание, затем понизить способность к запоминанию и в конечном счете стать «ядом», а не лекарством для ума.

И если даже принять на секунду актуальность доводов, чей срок годности истек две тысячи лет назад, то все же остается необходимость спросить: не путают ли древние мудрецы причину со следствием? Насколько велика вероятность того, что необразованные люди смогут воспринимать литературу, если не допускать их к образованию?

Также со стороны цензуры и ограничения доступа к чтению в статье выступают церковь, опасающаяся, что чтение может стать причиной ереси, и американские моралисты конца XIX-ого века, призывающие избегать бульварных романов, оберегать свои библиотеки и читать переписки своих детей, с целью отследить все нравственные угрозы, способные повлиять на психическое здоровье читателей, – и тут опять-таки, сложно сказать чье мнение менее релевантно в современном обществе.

Кадр из фильма «Повелитель мух»

Однако нельзя отрицать, что кроме всех этих более или менее устаревших источников жалоб и негодований, мне, как думаю и многим другим, приходилось сталкиваться и с другими примерами «травм», нанесенных книгами. От школьного опыта, когда моя одноклассница отказалась посещать уроки английского, на котором мы проходили «Повелителя мух» Уильяма Голдинга, до чего-то более близкого и страшного, когда знакомая, по ее одной ведомым причинам, не могла спокойно даже смотреть «Лолиту» Набокова.

Так каково же тогда решение? Если угроза в каком-то смысле реальна, если книги могут задеть, должны ли мы как общество отстранить те или иные произведения от себя, пытаясь защитить относительное меньшинство? Что ж, наверное, сторона, выступающая за введение триггерных предупреждений, не будет выглядеть тут так же комично, как те, кто желают и вовсе исключить чтение тех или иных произведений из обязательной литературы.

И напрасно, на мой взгляд, Фуреди иронизирует на тему этих предупреждений и упоминает слова Ричарда Макнели:

«Использование предупреждения о триггерах не просто недооценивает стойкость большинства лиц, перенесших психологическую травму, оно может послать неверный сигнал тем, кто страдает от посттравматического синдрома».

Ведь в интернете, как всегда опережающем печатные издания, уже не один год предупреждения о триггерных темах используются наравне с прятаньем под точки спойлеров «Игры Престолов», и для меня, как для пользователя, ровно, как и для моего окружения, это до сего дня работало лишь на пользу.

Словом, насколько инфантильным было бы прятаться от сложных тем и травмирующих» книг, столько же инфантильным станет и игнорирование людей, для которых та или иная рейтинговая сцена, является большим, чем просто авторский вымысел. В конце концов, в мире, где в «Криминальном чтиве» покрывают пикселями каждую сигарету в тонких пальцах Умы Турман, должны быть средства и время и на то, чтоб установить триггерные предупреждения на пару-тройку книг.

Текст: Мария Морякова

Вам понравится

1 Комментарии

Оль 04.05.2018 at 23:08

Книга может быть опасна только, если для Вашего сна, если Вы понимаете о чем я 😉 В этой связи могу порекомендовать автора Лору Вайс и ее «Элвин Блер и Катерина», а также новое произведение «Его трофей». Рекомендую

Reply

Оставьте комментарий