Я теряю голову: Сонная Лощина

Рассказываем о виднейшем представителе романтизма в американской литературе Вашингтоне Ирвинге и его “Легенде о Сонной Лощине”, а также обращаемся к экранизации 1999 года с Джонни Дэппом и Кристиной Риччи. После прочтения нашего текста вопрос “а голову ты дома не забыл?!” заиграет новыми красками.

Когда мы говорим о классической американской литературе, кто первый приходит в голову? Мелвилл, Лондон, Твен, Алан По… Но, готовы спорить, что отнюдь не Вашингтон Ирвинг! Однако именно Ирвинг должен находиться в списке на самой вершине, ведь, по большому счету, он — отец американской литературы.

Вашингтон открывает период романтизма в американской книжной традиции, и оставляет весьма заметный и характерный след на литературной карте Соединенных Штатов.

 

bl-school.com

Сейчас, в 21 веке, среднестатистический читатель знает о Томе Сойере,  Мартене Идене, с легкостью расскажет вам о Моби Дике, но при упоминании Вашигтона Ирвинга наверняка почешет затылок.

Немудрено – его цитаты не публикуют в книжных пабликах, а работы не красуются на полках книжных магазинов в списке бестселлеров или, хотя бы, в разделе зарубежной литературы. Несправедливо!

“НЕ-ТЕКСТ” решил имправить ситуацию и рассказать о творчестве американского классика, и особенно уделить внимание “Легенде о Сонной Лощине”, ставшей визитной карточкой мастера слова.

Язык писателя весьма узнаваем и своеобразен. Выходец своего времени, автор вобрал в своем творчестве все литературные особенности конца 18 – середины 19 века. Лишь однажды обратившись к творчеству Ирвинга, узнаешь его из тысячи. Будь то “Рассказы путешественника” или же “Брейсбридж-Холл”.

litcult.ru

Писатель ведет читателя за руку по мастерски построенной дорожке темных буреломов, где ветки мрачно свисают и строят рожи, а пение птиц напоминает потусторонние звуки. Каждая его история окутана ореолом мрачной тайны и духом приключений. Метафоры и эпитеты автор подбирает так, что волосы встают дыбом.

Говоря общими словами – он нагнетает атмосферу до такой степени, что стоит сказать ему “бу!”, как мы подпрыгнем на месте.

Все вышесказанное справедливо и для “Легенды о Сонной Лощине”. Американский классик не отстраненно излагает загадочную историю Икабода Крейна, но сам выступает рассказчиком, ловко пробираясь читателю в доверие прекрасным слогом и дружеским тоном. Чтение напоминает приятельскую посиделку в лесу, где ваш товарищ за костром рассказывает байку.

В этом заключается особенность “Легенды о Сонной Лощине” – писатель, выступая от своего “Я”, последовательно с чувством, толком, расстановкой пересказывает историю о Всаднике без головы. Ирвинг сознательно избегает диалогов, его работа – сплошной текст, аккуратно сконструированный поток сознания, плавно переливающийся в голову читателя.

“Кажется, будто над этой землей витают какие-то клонящие ко сну, дремотные чары, которыми насыщен тут сам воздух. Иные толкуют, что долина была околдована в первые дни поселения одним высокоученым немецким доктором, тогда как другие настаивают, что еще до открытия этого края мастером Хендриком Гудзоном здесь устраивал шабаши престарелый индейский вождь, прорицатель и колдун своего племени…

Вся округа изобилует местными сказаниями, “нечистыми” местами темными суевериями; над лощиной чаще, чем где-либо, полыхают огненные метеоры, и падающие звезды; водится здесь, кажется, и Ночной Кошмар со всем своим мерзким отродьем”.

“Легенда о Сонной Лощине” – мрачная, почти что сказочная история, пропитанная духом таинства и загадок. Рассказ вобрал в себя типичные приемы романтизма  — природа как источник вдохновения; главный герой – маленький человек; идеализация прошлого и воспевание предков; уход в мир иллюзий. Добавим сюда великолепно воссозданную атмосферу небольшого американского поселения с круговой порукой. Эдакая историческая действительность рубежа веков. Маленькая общность, скрытая среди мрачных лесов, кажется, знает друг о друге все, и тайн быть не должно… Но как бы не так!

Кадр из фильма «Сонная лощина»

Икабод Крейн – сельский учитель, странноватый и отстраненный, плюс ко всему донельзя суеверный. Но, как водится в подобных произведениях – с большим и любящим сердцем. Это сердце принадлежит местной девушке по имени Катерина ван Тассел. На пути их отношений стоит богатей Авраам ван Бант, так же имеющий большие планы на руку прекрасной дамы. История до боли проста – остается только ждать развязки.

И вот однажды, поздно ночью возвращаясь с посиделок у Ван Тасселов, происходит самая настоящая чертовщина.

“Все рассказы о духах и приведениях, слышанные Икабодом в течение вечера, теснились теперь в его памяти. Ночь становилась все темней и темней; звезды, казалось, погрузились в бездонную глубину неба и, несущиеся в вышине облака время от времени скрывали их из виду. Икабод никогда еще не чувствовал себя таким одиноким, таким удручённым. К тому же он приближался к месту, где разыгралось столько историй с участием призраков”.

На своем пути незадачливый учитель встречает странного наездника, следующего за ним по пятам. Пронзаемый страхом, наш герой скачет что есть мочи прочь и замечает, что у всадника нет головы! А дорога уходит все глубже и глубже в буреломы.

pinterest.ru

Наутро Икабода хватились – да его нигде нет. Поиски ничем не увенчались – еще одна загадочная история для жителей Сонной Лощины. Но столь ли она загадочная? Автор намекает на рациональное объяснение происходящего, которое вы, дорогие друзья, прочтете сами. Мы лишь намекнем, что в переполохе замешан Авраам ван Бант и тыква.

А местный люд, пугливый и суеверный, продолжал верить в паранормальность происходящего.

“Деревенские кумушки, являющиеся, как известно, лучшими судьями в подобных делах, считают и по сей день, что Икабод был унесен с бренной земли каким-то сверхъестественным образом; рассказывать об этом событии стало излюбленным занятием у зимнего камелька”.

Такая вот “Легенда о Сонной Лощине” – пробирающая до костей и романтичная, с щепоткой черного юмора, который автор припрятал до развязки. “НЕ-ТЕКСТ” крайне рекомендует ознакомиться с рассказом, благо, он не очень большой. А если понравится – погрузиться с головой в другие мрачные сказки, на которых специализировался Вашингтон Ирвинг.

interviewrussia.ru

Но если Ирвинг собаку съел на подобных литературных работах, то творческий путь Тима Бертона неразрывно связан с аналогичными историями на большом экране.

Один из известнейших американских кинематографистов как раз специализируется на подобного рода историях – мрачных, темных и пугающих. Если посмотреть на его фильмографию, то вопросы отпадают сами собой – там и “Эдвард Руки-Ножницы”, и “Суини Тодд”, и “Кошмар перед Рождеством”.

“Легенда о Сонной Лощине” как нельзя лучше состыкуется с художественными требованиями режиссера, и ее экранизация оставалась лишь вопросом времени. Бертон крепко взялся за рассказ Ирвинга, и фильм “Сонная Лощина” увидел свет в 1999 году.

Если первоисточник все же оставлял намеки на рациональную развязку приключений Икабода, то Бертон возвел сверхъестественные явления в абсолют. Смело можно говорить, что от оригинального текста мало что осталось, разве что основная событийная канва, укладывающаяся в два предложения.

Режиссер превратил Икабода Крейна в констебля, Сонную Лощину сделал местом преступления, а преступником назначил Всадника без головы, терроризирующего округу. “Настоящий Детектив” эпохи романтизма!

Икабод Крейн в фильме – и жнец, и жрец, и на дуде игрец. Статный красавец, ученый муж, сведущий детектив. Стоит ли удивляться, что подобная роль досталась давнему соратнику Бертона Джонни Деппу! Этот образ явно контрастирует с Икабодом, созданным Ирвингом. Если в  фильме главный герой – скептик и рационалист, то в книге – все наоборот. Да и профессии разные за одним лишь исключением: оба представители научного, если так можно выразиться, мира.

Кристина Риччи воплотила образ красавицы Катерины ван Тассел, а Каспер ван Дин стал тем самым парнем, претендующим на сердце девушки. Актерский состав очень хорош, если приплести сюда Кристофера Уокена и Майкла Гэмбона. И отыгрывают они на все сто процентов, актерское мастерство ленты просто зашкаливает, о чем говорят номинации премии “Сатурн” за 2000 год.

Фильм “Сонная Лощина” – о встрече рационального с иррациональным. Главный герой отказывается верить в безголового гессенского солдата, но при первой же встрече все его убеждения рушатся – он действительно существует и он действительно без головы.

Миновав стадию отрицания, Икабод Крейн, дабы не ударить в грязь лицом перед красавицей Катериной, решает во что бы то ни стало разобраться с беснующимся отродьем. Способы, увы, банальны – зло не может ступать на святую землю церкви и все такое прочее. Бертон, в отличие от Ирвинга, не ставит под сомнение реальность происходящего. Для него, как и героев фильма, очевидно, что зло  прямо здесь, и это отнюдь не выдумки выживших из ума старух. Ведьмы, колдовство и кровоточащие деревья такая же объективная реальность, как и все остальное.

Но сюжет крутится не только вокруг борьбы с потусторонними силами. Как и в любом детективе, у ленты есть второе дно, связанное с местными жителями, и констеблю придется добавить в свой блокнотик и эту задачку. Стоит сказать, что данная арка удалась на славу,  из нее мы можем подчерпнуть то, чего книга вовсе не упоминает. Персонажи старые, а сюжетная линия новая – тем интереснее смотреть “Сонную Лощину”.

Нельзя пройти мимо великолепно воссозданной атмосферы. Декорации, костюмы, речь и окружающий мир сконструированы на ура! Каждая лента режиссера изобилует подобными чертами, но “Сонная Лощина” –  апогей. Зритель с головой погружается в небольшое американское поселение, где царит первобытный ужас и страх. Собственно, лента получила премию Оскар за декорации, и мы полагаем, совершенно справедливо.

Кадр из фильма «Сонная лощина»

“Сонная Лощина” – один из лучших фильмов Бертона, это флагман его кинематографической деятельности, разве что Хелены Бонем Картер не хватает. В фильме есть все, что мы ценим в творчестве режиссера – восхитительная атмосфера, великолепные декорации, музыка Дэнни Элфмана, от которой мурашки бегут по коже, актерский состав и его перформанс.

Когда встречаются две схожих по духу творческих личности, хоть и из разных эпох, получается идеальный синтез, синергия, создающая произведения, подобные фильму 1999 года. Несмотря на то, что лента не совсем следует канонам Вашингтона Ирвинга, она является выдающимся представителем своего жанра.

Да, сюжет изменен, но гнетущая атмосфера мрачной сказки сохранена в лучшем виде. А кинематографические решения придали ей новый, свежий вид, характерный нашему времени.

Вашингтон Ирвинг жил в девятнадцатом веке, Тим Бертон живет в двадцать первом. Несмотря на колоссальную разницу — в творческом плане они родственные души. Их пересечение подарило нам прекрасную “Сонную Лощину” в виде киноленты.

Образ Всадника без головы с того времени прочно пустил корни в поп-культуре – встретить его можно в мультиках, комиксах и дешевых фильмах ужасов. А для Хэллоуина лучше маскота и не подобрать! Сейчас безголовый солдат – совершенно самостоятельный персонаж и немногие знают, кто его породил.

Но мы не будем забывать, что Ирвинг – всему голова. Даже своему безголовому творению.

Текст: Александр Толмачев

Вам понравится

Оставьте комментарий