Я хочу стать нормальным: “Конформист” Бернардо Бертолуччи

Конформист — фильм Бернардо Бертолуччи, одна из первых работ, сделавшая великого итальянского режиссера великим. Фильм снят по одноименному роману Альберто Моравиа и рассказывает о судьбе представителя интеллигенции Марчелло Клиричи при фашистском режиме Муссолини. Фильм о причинах, следствиях и глубинной трагедии преступлений, на которые оказывается способен человек.

История начинается с двух знаковых событий в жизни Марчелло: женитьбы на Джулии, посредственной, но милой и преданной девушке, и его вступлении в фашистскую партию. После ему предстоит выполнить ответственное поручение — ликвидировать врага режима профессора Квадри, бежавшего во Францию по идеологическим соображениям. Казалось бы, название оправдано в полной мере, но мотивы героя не так просты, как кажутся на первый взгляд.

Film.ru

Одна из первых фраз Марчелло — «Я хочу стать нормальным». И сразу понимаешь, что перед нами не тот слепой конформизм, на который люди идут из бессознательного страха, отсутствия критического мышления или выбора. У Марчелло есть цель — изменить ход вещей, избавиться от необратимого прошлого: болезненных отношений с родителями и страшной травмы детства, ставшей поворотной точкой в его жизни. Жестокость сверстников, растление, убийство — то, с чего началась жизнь Марчелло. Жестокость и убийство — то, чем он намерен переписать свою судьбу.

В романе Марчелло рефлексирующий и задумчивый, в фильме, благодаря мастерству Жан-Луи Трентиньяна, герой вроде бы внешне сдержан, но в нем идет внутренняя работа, он не отдается полностью на волю судьбы, пусть даже размышления и не приводят его к гуманным выводам. У Марчелло есть четкое осознание своей ненормальности, которой он хочет навсегда лишиться, как когда-то лишился чистоты и невинности. Он уверен, что исполняя свой долг перед родиной он очистится, вернется в строй достойных, правильных. Убить ради государства — получить отпущение всех предыдущих грехов. Он — часть мощной системы, и это залог нормальной жизни.

pinterest.com

Иногда кажется, что любить фильмы великих итальянских режиссеров можно хотя бы за декорации. Монументальность и величие той обстановки, в которой Бертолуччи расположил фашистских лидеров и последователей, еще раз напоминают о масштабности идеологии. Но не было ни одного героя, который в этом антураже выглядел бы так же крупно и весомо. Маленькие люди, ищущие себя под крышей великого. Но великое, несмотря на свою силу, так же недолговечно и может быть разрушено другой подобной силой.

Марчелло как раз такой маленький человек. Он ищет спасения от своей личной драмы в служении. Возможно, он правда верит в идею, возможно, ему настолько страшно быть никем, что для него это единственное укрытие, безопасная зона. Его начальник прямо заявляет, что в фашистскую партию вступают либо из страха, либо ради денег, но Марчелло нельзя отнести ни к одной из категорий. Желание быть нормальным не вписывается в стандартную систему, как бы парадоксально это ни звучало.

pinterest.com

Убить, выполнить свой долг, утвердиться в своей нормальности и жить дальше. Но нормальность так просто не дается. Ненормальность врывается в его жизнь в лице Анны, жены его жертвы, чувственной, страстной, обольстительной, для которой их интрига тоже окружена опасностью, ведь интуиция (а может и банальная логика) подсказывает ей, что появление фашиста в доме сбежавшего от режима Муссолини антифашиста не может быть случайностью.

pinterest.com

Жертва Марчелло  будто и не принимает никакого участия в действии. Лишь оправдывает свой побег от режима, который едва ли можно осуждать. Потому что для Бертолуччи важен не столько конфликт двух идеологий, сколько поведение человека, отдельно взятой личности, а за ней и всего общества. Но человек в его глазах оказывается слаб, он всего лишь тень на стене, иллюзия, и он не хочет, чтобы пролился свет, который раскроет глаза на истину.

Череда внутренних метаний, неуверенности, страха заканчивается, когда Марчелло становится свидетелем убийства, которое он сам должен был совершить.

Сложно сказать, что поражает больше: хладнокровие и жестокость убийц или бесчувственность главного героя. Но бесчувственность ли это?

Скорее чувство долга, уверенность в своей конечной цели, которая не позволила свернуть с намеченного пути уже спустя каких-то полчаса после самого сильного за весь фильм момента сомнения. Нет, любовь не может быть сильнее; да, грех убийства может быть оправдан. И даже в самом конце, когда герой узнает, что вся его главная мотивация в жизни оказалась иллюзией — как и непобедимость фашистского строя — не делает его настоящим, а лишь бросает его к другому, новому нормальному.

allofcinema.com

 

В финальных кадрах Марчелло сидит, согнувшись, полностью олицетворяя свой образ покорного, мелкого человека, но затем оборачивается и пристально смотрит — на зрителя? Кажется, Бертолуччи задает прямой вопрос всему поколению неудавшейся студенческой революции 68-го. И всем последующим.

Текст: Анна Меликян

Вам понравится

Оставьте комментарий