«Это всего лишь конец света»: история одной семьи и одного молчания

Ксавье Долан экранизировал пьесу французского драматурга Жан-Люка Лагарса о поиске нужных слов

 

«Это всего лишь конец света», пожалуй, один из самых мелодраматичных фильмов канадского кинорежиссера Ксавье Долана и одна из самых драматичных пьес французского писателя Жан-Люка Лагарса. От наболевших, но, видимо, уже исчерпавших себя проблем с матерью бывший «вундеркинд», а теперь уже состоявшийся любимец фестивалей Долан решил перейти к полноценной семейной драме – и сделал это удачно. Чего стоит только звездный актерский состав: Гаспар Ульель, Леа Сейду, Марион Котийяр, Венсан Кассель и Натали Бай со своей задачей справились мастерски, а Долан доказал, что может работать с артистами такого уровня с не меньшим успехом.

culturebox.francetvinfo.fr

Ксавье Долан снял фильм, получивший гран-при в Каннах в 2016 году, по пьесе очень известного во Франции, но малознакомого российскому зрителю драматурга Жан-Люка Лагарса. Но киноэкранизация пьесы для многих зрителей — это тяжелое испытание. Особенно если вы даже не в курсе, что в основе фильма именно пьеса. Еще тяжелее, когда фильм — не адаптация, а попытка перенести текст не на сцену, а на экран. «Это всего лишь конец света» — именно такой случай. Но сотворить подобное с текстом Лагарса оказалось не так сложно, потому что у него заглавный элемент любой пьесы — слово.

Театр Жан-Люка Лагарса — театр слова (так что если вам посчастливилось владеть французским, не раздумывая смотрите в оригинале). Поток сознания, монологичность, сложный синтаксис, поиск слова и поиск по слову создают образы героев и их отношения.

Герои Лагарса — простые понятные люди вроде с банальными житейскими проблемами, но каждого из них драматург показывает во всей их глубине и остроте переживаний. Всю пьесу — и фильм — герои придираются к словам друг друга, но причина здесь не только в напряженных  отношениях и взаимонепонимании, а еще и в дотошном, притязательном отношении к словам. «Что ты имеешь в виду?», «Зачем ты так говоришь?» — фразы, которые в той или иной форме произносят или подразумевают герои на протяжении всей истории.

theatre-contemporain.net

Ксавье Долан старался работать как можно ближе к тексту. Фильм начинается с того, как успешный писатель Луи, сбежавший от непростых семейных уз 12 лет назад,  возвращается домой и собирается рассказать родным, что болен СПИДом. Семейная драма, кажется, не может быть оригинальной. Но эта история оказывается более личной, потому что фильм — автобиография самого Лагарса, бывшего открытым гомосексуалистом и умершим через несколько месяцев после написания этой пьесы от СПИДа.

Интересно, что тема СПИДа и гомосексуализма — ключевая проблема героя, но не фильма. И за это Долану можно сказать спасибо, ведь главная драма тут семейная, психологическая, а не социальная.

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

Несмотря на то, что Лагарс любит слово, главному герою Луи много говорить не приходится. Он еще не умер, но уже похож на призрака. Такого же, каким семья его ощущала во время долгой разлуки. Луи уехал и, можно считать, не вернулся. Вроде бы вот она — последняя возможность поговорить, проститься и простить (а может даже попросить прощения), но в итоге он не говорит сам, а слушает долгий и грустный рассказ о своем отсутствии — и это цельная вторая, параллельная жизнь. У каждого из его далеких близких есть коллекция открыток от талантливого известного сына и брата, который знаком им только по этим отрывистым заметкам по случаю. И в них тоже — два слова, дежурные фразы. Луи будто держит слова в себе. Удастся ли ему получить право слова? Едва ли. Но ведь и для понимания не всегда нужны только слова.

Идиллические флешбеки из детства, нежные и трепетные воспоминания о семейных поездках на пикник, первой любви, первом разочаровании контрастируют с совсем не идеальными отношениями в семье уже без Луи. Его присутствие их только усугубляет, раскрывает старые раны и ломает привычный ход провинциальной жизни.

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

Напряженная атмосфера дома, где все пытаются снять это напряжение, создав пресловутое «как ни в чем не бывало», шутя и ругаясь, как в «нормальной» семье. Но как и у всех остальных нормальных семей у них это получается натянуто, неестественно. И невысказанное еще больше усугубляет положение.

Обида — одно из основных настроений фильма. Обида молодого парня, которая не позволяла ему 12 лет видеться с родными, переродилась в отрешенность взрослого мужчины, который не готов открыться даже перед лицом смерти. Обида младшей сестры Сюзанны, которая грезит дружбой с таинственным братом. Даже жена Антуана Катрина обижена — за мужа, за справедливость, за семью. И тихая, нежная обида матери, от которой не спасает ложь во благо.

lesinrocks.com

Конец света для Луи и всего лишь конец света для его семьи. Всего лишь еще одно расставание, болезненное, но привычное.

Любителей Ксавье Долана семейные передряги не удивят. Его герой вырос, стал самостоятельным и принимает уже взрослые осмысленные решения — не дружить с семьей. 

А театралам стоит познакомиться, наконец, с творчеством Жан-Люка Лагарса. Слушать (именно слушать!) его, конечно, лучше по-французски, но и без знания языка это вполне реально сделать в РАМТе и Театре им.Маяковского.

Текст: Анна Меликян

Вам понравится

Оставьте комментарий