Шекспир современности? Почему Боб Дилан получил Нобелевскую премию

В 2016 году Нобелевской премии по литературе был удостоен американский музыкант, поэт и киноактер Боб Дилан. Пожалуй, это одно из самых спорных решений, принятых Нобелевским комитетом с 1983 года, когда награду получил Уильям Голдинг, автор «Повелителя мух» (многие говорили, что его книги безнадежно пессимистичны и угрюмы и не представляют существенного интереса; к тому же годом раньше премию получил Габриэль Гарсиа Маркес, пользовавшийся, в отличие от Голдинга, огромной популярностью).

Но, как бы нам того ни хотелось, заглянуть в голову членам Нобелевского комитета и понять, чем они руководствуются при выдвижении того или иного кандидата, увы, невозможно. Эта система не подчиняется никаким алгоритмам, и это здорово, потому что, во-первых, нельзя вывести некую формулу, точно определяющую степень значимости текста или авторской идеи (литературу нельзя посчитать, в этом ее прелесть), а, во-вторых, это расширяет границы. В противном случае, скажем, если бы у нас был длинный перечень дотошных критериев, коим должен соответствовать лауреат, это привело бы, в конечном счете, к идентичности, к шаблонным текстам и породило бы целое море узколобых авторов.

Можно спорить до потери пульса, соглашаясь или не соглашаясь с выбором экспертов, задаваясь вопросом: «почему именно Боб Дилан, есть ведь и другие авторы, не хуже него», но так мы ни к чему не придем, лучше спокойно разложить все по полочкам.

Итак, премия Дилану была присуждена со следующей формулировкой: «for having created new poetic expressions within the great American song tradition», или «за создание нового поэтического языка в рамках великой американской песенной традиции». Да, разумеется, речь идет не о поэзии, и даже не о стихах, положенных на музыку, речь идет о песне, об истории в четыре такта, рассказанной за считанные минуты, и успевшей за этот короткий промежуток времени что-то изменить в слушателе. Ведь он стал нобелевским лауреатом не благодаря своим мемуарам «Хроники», одними из лучших из всего, что было когда либо написано о рок-н-ролле. И не благодаря своему экспериментальному роману «Тарантул», по стилю напоминающему произведения Керуака и Берроуза. Он получил Нобелевскую премию за то, что нашел способ заставить песню делать то, что раньше было ей неподвластно.

Пожалуй, лучший довод в пользу премии Дилана был приведен, как это ни парадоксально, более чем за сто пятьдесят лет до ее присуждения. В 1850 году Ральф Уолдо Эмерсон в своем эссе «Шекспир, или Поэт», вошедшем в книгу «Представители человечества», написал, что величие Шекспира заключается в том, что он нашел способ использовать свободы и возможности такой сомнительной, как в то время считалось, формы искусства, как театр.

Источник: lasillarota.com

«Shakespeare, in common with his comrades, esteemed the mass of old plays, waste stock, in which any experiment could be freely tried. Had the prestige which hedges about a modern tragedy existed, nothing could have been done. The rude warm blood of the living England circulated in the play, as in street-ballads».

«Шекспир, как и большинство его современников, считал пьесы того времени ‘мусором’, с которыми можно запросто экспериментировать. Если бы у него был имидж, это могло бы свести на нет существование современной трагедии как жанра, и с этим уже ничего нельзя было бы поделать. Грубость и горячность, царившие в то время в Англии, были перенесены на театральные подмостки».

В этом принципиальная особенность – Шекспир писал для театра. Он не публиковал свои пьесы, даже не записывал их. Как только его творение было представлено на суд зрителей, он тут же брался писать нечто новое (друзьям и знакомым пришлось приложить немало усилий, чтобы собрать первое фолио Шекспира, главным образом из обрывков рабочих сценариев). Плохой имидж означал постоянное движение вперед. Благодаря Шекспиру театр постепенно стал национальным достоянием Англии, и дешевизна ни коим образом не сказывалась на его популярности, поскольку пьесы были адресованы зрителям невзыскательным и понятны всем вне зависимости от социального статуса и положения в обществе.

Подытожим: Шекспир, ныне признанный гений, чьи произведения считаются классикой, направлял весь свой талант на развлечения, на лицедейство.

А теперь снова вернемся к Бобу Дилану. Его песни рождены все той же «грубостью и горячностью», то есть адресованы обывателям и доступны всем. По сути, он так же направляет весь свой талант на развлечение. Он убежден, что его песни не должны сводиться только лишь к тексту, тем более, что порой он меняет текст прямо в процессе исполнения, а то и вовсе на полуслове.

Источник: 24smi.org

В одном из интервью в 2004 году он сказал следующее: «I’ll take a song I know and simply start playing it in my head. That’s the way I meditate. A lot of people will look at a crack on the wall and meditate, or count sheep or angels or money or something, and it’s a proven fact that it’ll help them relax. I don’t meditate on any of that stuff. I meditate on a song. The musical performance is what generates the lyric. I’ll be playing Bob Nolan’s «Tumbling Tumbleweeds», for instance, in my head constantly – while I’m driving a car or talking to a person or sitting around or whatever. People will think they are talking to me and I’m talking back, but I’m not. I’m listening to the song in my head. At a certain point, some of the words will change and I’ll start writing a song»

«Я беру знакомую мне песню и просто начинаю прокручивать ее в голове. Получается что-то вроде медитации. Большинство людей предпочитают медитировать, глядя на трещину на стене или считая овечек, или ангелочков, или деньги, или еще что-нибудь, и уже доказано, что это помогает расслабиться. Я так не делаю, я медитирую песней. Само исполнение рождает текст. Например, я постоянно буду про себя напевать «Tumbling Tumbleweeds» Боба Нолана – когда веду машину, или говорю с другим человеком, или просто сижу без дела, или бог весть что еще. Люди могут думать, что мы разговариваем, но на самом деле это не так. На самом деле я слушаю песню, что играет у меня в голове. В какой-то момент некоторые слова меняются и я начинаю писать уже свою песню».

Источник: smemoranda.it

Члены Нобелевского комитета подобрали очень верную формулировку: вклад Боба Дилана в песенные традиции Америки – тоже литературный подвиг, который стоит оценить по достоинству. Даже то, что он стал нобелевским лауреатом – новость, как минимум, скандальная, вызвавшая международный резонанс. А не в этом ли, собственно, состоит цель деятеля культуры и искусства, будь то музыкант, режиссёр, художник и так далее – чтобы о нем и о его творчестве говорили? Не так давно Боб Дилан сказал, что все его песни появились не из воздуха, что их истоки нужно искать в народной музыке, в блюзе, в кантри.  

«I just opened up a different door in a different kind of way».

«Я просто по-своему открыл новую дверь».

Что ж, теперь мы все можем войти в эту дверь. В конечном счете, не в этом ли задача любой формы искусства – открыть для людей нечто новое в самых обыденных вещах, заставить притормозить и взглянуть на мир немного под другим углом?

Текст: Яна Бишир

Вам понравится

Оставьте комментарий