Another Pig Against The Wall

Релиз десятого студийного альбома Pink Floyd «Animals» состоялся в 1977 году, спустя 32 года после первого издания повести Джорджа Оруэлла «Animal Farm: A Fairy Story». Если говорить о том влиянии, которое Оруэлл оказал на творчество Pink Floyd и Уотерса в частности, представляются отголоски идей писателя в музыкальном детище группы. Но мне хочется назвать альбом вольной интерпретацией текста, переложением его на музыку, потому что речь идет о солидарности художников, об их конгениальности. Разница воплощения идей состоит в использовании инструментов, продиктованных отличительными особенностями разных форм искусства.

Сюжет аллегоричной повести отсылает нас к событиям и действующим лицам российской революции 1917 года. Идея Оруэлла об искаженной коммунистической доктрине реализуется за счет текста, его структуры и интонаций, собирательных образов, олицетворенных животными на скотном дворе. Политики-свиные рыла, управляющие безропотным стадом овец-конформистов, псы-острые оскалы, вымуштрованные свиньями следовать любым их приказам, ворон-проповедник религиозного эскапизма, жеребец-приверженец первоначальных незапятнанных свиной алчностью идей анимализма (читай: звериного коммунизма), ослик-наблюдатель, не препятствующий происходящему — все они должны символически явить нам пласты общества в контексте событий тех лет, а по факту являют cобой картину, временной срез которой значения не имеет.

В альбоме к этому инструментарию добавляется еще музыка и вокал, пластика тела и визуальные эффекты на концертах группы, возможность демонстрировать образы-символы, придавать им материальный облик. Например, при создании обложки альбома Pink Floyd использовали гигантскую надувную свинью, которая впоследствии стала знаковой и использовалась почти во всех дальнейших шоу группы, начиная с тура «In The Flesh», организованного в поддержку «Animals» в 1977 году.

Концерт в Мексике 1 октября 2016 года

Своими текстами Уотерс обрисовывает все те же смыслы, что и Оруэлл, и не ограничивает их никакими временными отрезками. Как были помои на свиных дряблых двойных подбородках, так они и остались, как овцы блеяли заученные постулаты, так и продолжают блеять, а псы пытаются урвать кусок посочнее в бешеной гонке на выживание.

Мы можем услышать в ритмах зарифмованных строк и музыки, как марширует стадо зверей, можем посмеяться вместе с Роджером над его шарадами, можем ощутить во всем этом предзнаменование альбома «The Wall», который случится двумя годами позже.

barbadillo.it

Вольность интерпретации – это отсутствие доскональных соответствий. От начала к концу повести мы прослеживаем, как животные, в желании высвободиться из-под гнета тирании человека-узурпатора, изгоняют его с фермы, но тут же начинают рабски подчиняться, слушаться уже нового управителя в лице хряка, преследующего свои собственные цели и по-ханжески исправляющего общие законы ради личной выгоды. В итоге правящий класс свиней все больше походит на людей, и Оруэлл кольцевой по смыслу композицией замыкает нас в истории, из которой невозможно выбраться.

Уотерс же, используя аналогичный композиционный прием, становится поэтом, провозглашающим спасение через любовь. Первый и последний треки на альбоме — его лирическое обращение к своей жене, которое обрамляет безрадостную сердцевину из трех песен: о псах, свиньях и овцах. «Dogs», трансформировавшаяся из исполняемой на концертах, но ранее нигде не издаваемой «Gotta be crazy», иллюстрирует, как для Уотерса важна концептуальность альбомов. В первоначальном варианте не было упора на животность, и во время турне песня видоизменялась, пока не превратилась в ключевую композицию для «Animals».

Лирический герой Уотерса – пес, которому удается притормозить свой бешеный бег без оглядки и найти приют в небезразличии, взаимном участии, словом, в любви, но осмысленной через тяжесть и одиночество, которые оставляют тебя беззащитным перед мордами свиней.

Текст: Лида Чекушкина

 

 

Вам понравится

Оставьте комментарий