Сказка о любви наоборот

Как правило истории любви строятся по одному и тому же принципу: влюбились – поженились – «жили долго и счастливо» – кто-то кому-то изменил – все катится к чертям – и развязка, где, все-таки, в большинстве случаев, у всех все хорошо складывается. Однако в фильме Джона Керрана «Разрисованная вуаль», снятому по мотивам одноименного романа У.С.Моэма, привычная схема вывернута наизнанку. Здесь сначала поженились, и все вдруг пошло наперекосяк, дальше кто-то кому-то изменил, и только потом влюбились и «жили долго и счастливо».

20-е годы ХХ века, Лондон. Легкомысленная аристократка Китти (Наоми Уоттс) выходит замуж за безумно влюбленного в нее бактериолога из среднего класса Уолтера Фейна (Эдвард Нортон), но причиной тому стала не взаимная симпатия, а банальное «ну пора ведь уже». К тому же мать ясно дает девушке понять, что они с отцом больше не хотят ее содержать, а молодой врач – прекрасная для нее партия. Наперекор себе Китти решает выйти замуж за Фейна, вместе они уезжают в Китай, где вскоре у нее начинается роман с чиновником, который кажется ей гораздо более интересным человеком, чем собственный муж-зануда. Однако измена героини раскрывается, и Уолтер принимает предложение работать врачом в маленькой китайской деревушке, страдающей от эпидемии холеры. Китти вынуждена ехать с ним.

Источник: kinotime.org

Название истории было позаимствовано Моэмом из сонета английского поэта Перси Биши Шелли:

 

Lift not the painted veil which those who live
Call Life: though unreal shapes be pictured there,
And it but mimic all we would believe
With colours idly spread,-behind, lurk Fear
And Hope, twin Destinies; who ever weave
Their shadows, o’er the chasm, sightless and drear.
I knew one who had lifted it-he sought,
For his lost heart was tender, things to love,
But found them not, alas! nor was there aught
The world contains, the which he could approve.
Through the unheeding many he did move,
A splendour among shadows, a bright blot
Upon this gloomy scene, a Spirit that strove
For truth, and like the Preacher found it not.
 

Узорный не откидывай покров,

Что жизнью мы зовем, пока живем,

Хотя, помимо призрачных даров,

Не обретаем ничего на нем;

Над бездною, где нет иных миров,

Лишь судьбы наши: страх с мечтой вдвоем.

Я знал того, кто превозмог запрет,

Любви взыскуя нежным сердцем так,

Что был он там, где никакой привет

Не обнадежит нас, где только мрак;

Неосторожный шел за шагом шаг,

Среди теней блуждающий просвет,

Дух в чаянье обетованных благ,

Взыскуя истины, которой нет.

                    (Перевод В. Микушевича)

 

Непривычная для западного человека атмосфера Китая 1920-х годов, суровые социальные реалии и необычайно жесткие рамки общественных норм того времени захватывают не меньше самого сюжета. А одинокое заточение Китти, на которое она сама себя обрекла, похоже на невозвратное путешествие на какую-нибудь далекую умирающую планету, за миллионы световых лет от покоя и счастья. В каждом жесте и каждом взгляде сквозит такая безысходность, что невольно задумываешься, как этим людям удалось за такой короткий срок окончательно и бесповоротно разрушить друг другу жизнь.

Источник: world-art.ru

Великолепная работа режиссера Джона Керрана и автора адаптации Рона Нисуонера помогла этой истории зазвучать совершенно иначе, стать понятной и интересной даже для тех, кто не знаком с оригиналом и другими произведениями Моэма. Фильм очаровывает, гипнотизирует, заставляет с головой погрузиться в разворачивающиеся события и самому прожить все от начала и до конца. В отличие от романа Моэма, сконцентрированного в основном на чувствах и переживаниях Китти, экранизация раскрывает также и персонажа Нортона, позволяя в равной степени сопереживать им обоим, лучше понять мотивы каждого из них. На удивление, фильм оказался несколько шире печатного оригинала, так как помимо любовной линии, рассказывает и о привычном снисходительном отношении запада к востоку, и о чести, благородстве и мужестве – понятиях совершенно забытых сейчас, в XXI веке. Именно поэтому, несмотря на откровенную мелодраматичность сюжета, картину смотреть приятно. А еще потому, что эта история великолепно разыграна всеми актерами: восхищение вызывает не только замечательный дуэт Наоми Уоттс и Эдварда Нортона, но и актеры второго плана от молчаливого и мудрого полковника Ю (Энтони Вонг) до пожилой матери-настоятельницы (Дайана Ригг).

Однако по-настоящему хорошие фильмы рождаются не только благодаря талантливым актерам и сценаристам, очень многое зависит от самой съемки. Оператор картины Стюарт Драйберг – настоящий волшебник, смог выжать все до последней капли как из головокружительных пейзажей провинций Китая, сумев передать многообразие и насыщенность красок, так и из аскетичной хижины главных героев и помещений приюта, потрясающе обыгрывая игру света и тени.

Источник: moviestillsdb.com

Но очарование картины не в мастерстве людей над ней работавших, скорее в правильно подобранной «ноте», в настроении. «Разрисованная вуаль» далеко не тот фильм, который ошеломляет динамичным сюжетом или яркими спецэффектами, он не вызывает бешенный восторг, но тем не менее, его все равно хочется пересматривать. Да, здесь нет погонь, перестрелок, нет традиционного четкого разделения на черное и белое, заставляющего всей душой болеть за «наших», но несмотря на это фильму присуща некая неброская, но глубокая красота. Все равно что выбирать между качком-аполлоном точно с обложки модного журнала и застенчивым мальчишкой из соседнего подъезда – можно сколько угодно восхищаться ослепительной улыбкой и безупречным телом аполлона мачо и слушать его заученные комплименты, но жизнь прожить хочется с тем самым соседским мальчишкой, который, запинаясь на каждом слове, вдруг поздравит с Рождеством и, отчаянно краснея, протянет в подарок теплые варежки. Красота ведь не во внешнем лоске, правда?

Текст: Яна Бишир

Вам понравится

Оставьте комментарий