«Сок глазных яблок»: авторский коктейль отборного безумия

До вчерашнего вечера я лишь однажды сталкивалась с произведением, которое описывало бы безумие настолько отчетливо и реалистично, (что ты всерьез задавался бы вопросом: «Кто записывал за этим блаженным его бесценный бред? Мне нужен такой человек!».

Под этой работой стояла подпись гения театра абсурда, сэра Сэмюэла Баркли Бекетта, датирована она была 1988-м годом. То был последний труд Мастера, впервые переведенный на русский язык в 2015 году Даниилом Лебедевым на портале Syg.ma. Произведение было озаглавлено «Stirring still» («Прыжки на месте»). Закончив читать этот небольшой, но чудовищно убедительный поток сознания душевнобольного, где нельзя было разобрать ни начала, ни конца, тебя внезапно возвращает в реальность умильная перепалка читателя с переводчиком в комментариях:

Большое спасибо за перевод. Но, пожалуйста, проставьте запятые!
 — Я не буду за Беккета проставлять запятые.

Спустя несколько лет мне в руки попала работа современного автора под загадочным и мрачным псевдонимом «Аква Тофана». В переводе с итальянского вымышленное имя автора означает «вода госпожи Тофаны» — то есть невидимый яд без цвета и запаха печально известной отравительницы Италии позднего Средневековья. И это ключевой момент для понимания произведения.

«Многие знают, что аква-тофана – это название яда. У меня Аква Тофана – это и автор книги, и одновременно ее персонаж. Аква Тофана травит саму себя, то есть чем больше Аква Тофана пишет про свое сумасшествие, тем больше она в своем сумасшествии убеждается, а чем больше она в нем убеждается, тем больше про него пишет. Такой вот замкнутый круг, который символически разрывается, когда Акву Тофану-персонажа убивают – не сразу, но помогает, через пару текстов Аква Тофана-автор начинает в своем сумасшествии сомневаться».

ЗА ЗДРАВИЕ

С первых страниц книги Аквы Тофаны вас не покидает ощущение присутствия сразу нескольких чародеев, неустанно наблюдающих ваше литературное погружение. Тут и филологические изыски тандема Кэролл / Набоков, и густой туман пары По / Лавкрафт, и гармония противостояния лиричного Грибоедова с циничным Чеховым.

«Вначале я охотно давала людям почитать свои первые тексты, мне было интересно посмотреть на их реакцию. Она была преимущественно негативной, я быстро удовлетворила свое любопытство и решила радовать своим творчеством только себя, мне-то самой нравилось то, что я пишу. Сейчас читатель лучше подготовлен к подобной литературе, чем 10-15 лет тому назад. Во-первых, тема психиатрии и психических расстройств стала более обсуждаемой, пусть не открыто, но в Интернете можно найти кучу научно-популярных статей, личных историй, дискуссий на форумах. Во-вторых, на мой взгляд, изменилось отношение к экспериментальной литературе, у меня в начале книги есть архисложные тексты с игрой слов, и 10-15 лет тому назад меня очень смешило, когда про них говорили «ужасно сырые», а сейчас, в 2018 году, эти же самые тексты называют прекрасным образцом клипового мышления. Тем не менее, я считаю, что моя книга не для всех, это нишевая литература, и она больше заинтересует околопсихологическую аудиторию».

Отрывок из «Сока глазных яблок»

 

Взболтать, но не смешивать. Все равно взорвется.

Как правило, коктейли Молотова не предназначены для употребления внутрь. Наш случай будет исключением.

 

Отрывок из «Сока глазных яблок»

 

Чтобы приготовить авторский коктейль «Сок глазных яблок» вам понадобятся:

  • дневниковые записи подростка
  • путевые записки гостя сумасшедшего дома
  • пьеса для Королевы, себя и 5-ти своих alter — ego
  • а также мемуары пережившей перерождение

«Я начала писать эту книгу еще подростком, а закончила ближе к тридцати, те даты, которые указаны под каждым текстом, реальны. Пару лет тому назад был период, когда я книгу забросила, и у меня даже возникла мысль ее уничтожить. Но перед этим я решила ее перечитать и поняла, что уничтожать такое – варварство, потому что это – произведение искусства. И прятать ее ото всех тоже неправильно, все равно, что запереть музейный экспонат в чулане и никому не показывать».

Перелистывая очередную страницу, словно делая еще один глоток авторского напитка, читателю не стоит терять бдительность, рассчитывая, что ему удастся избежать побочных эффектов (это не удавалось даже самой героине «Глазных яблок», вынужденной регулярно принимать медикаменты). Старайтесь крепко держаться за спасательный круг при бесконтрольном погружении с головой в омут больной души персонажа Аквы Тофаны. Иначе в лучшем случае вас ждет легкое опьянение, в худшем – тяжелая форма интоксикации.

Не зная заранее глубину и многослойность повествования, ваша покорная слуга приступила к чтению ближе к полуночи. Штиль сменил шторм после 3х часов ночи, когда текст в книге внезапно иссяк.

 

Отрывок из «Сока глазных яблок»

 

Проза автора отравляюще поэтична. Каждая строчка произведения настолько пропитана соком эмоций одного единственного персонажа, что в какой-то момент читатель ловит себя на мысли, что он внутренне негодует на буквы. Как могут они быть такими черствыми? Как могут не таять будто часы Дали от избытка вложенных в них чувств? Как могут устоять под натиском беззвучных оглушительных истерик?

В одном из интервью писатель отмечает:

Что касается сюжета, то помимо основного есть и скрытый: книга построена вокруг пяти желаний, которые главная героиня загадала еще в детстве. Сначала она играет с ними в своем воображении, затем они находят воплощение в реальной жизни. Как только исполняется последнее желание, игра заканчивается и книга, по сути, тоже.

Отрывок из «Сока глазных яблок»

ЗА УПОКОЙ

И вот внезапно падает занавес. Ибо сказано:

«Весь мир – театр,

В нём женщины, мужчины — все актеры.
У них свои есть выходы, уходы,
И каждый не одну играет роль».

Наша героиня успеет побывать Аней, Аквой, двумя Джокерами, Волком, Венсди из «Семейки Аддамс» и птицей Феникс. А вы обречены пройти этот путь вместе с ней, узнавая, каково это – быть Данте в Аду. И, поверьте мне, у вас нет выбора.

Разбираться кто есть кто в этом произведении сам черт ногу сломит. Все есть Аква. Или Аня. Хотя, по сути, это одно и то же. Нет, не «по сути», «по факту». По сути же это две противоположные личности. Или нет…

Аква Тофана:

Я не знаю, какую реакцию у людей вызовет мое творение, поэтому на всякий случай опубликовала его под псевдонимом – это одна из причин. Другая – я хочу отделить себя от своей книги. Существует странный стереотип, что если актер реалистично сыграл в фильме, то он просто талантливо вжился в роль, а если автор написал книгу от первого лица, и это не фэнтези и не детектив, значит, он слово в слово описал себя и свою жизнь. Но это не так, моя книга – художественное произведение, для себя я называю ее псевдоавтопатографией.

У каждой маски есть свое предназначение, каждый персонаж внутреннего «Я» главной героини расщеплен на несколько ипостасей. Парадокс в том, что вы не находите, что возразить «воспаленной фантазии автора». Ведь и у каждого из нас есть множество ролей. И едва ли мы способны найти в себе силы осознать и принять каждую.

Эта книга не для моих родственников, они ее не видели. Мы не настолько близки, чтобы у меня возникало желание посвящать их в свое творчество. Тем более, литературно-художественную составляющую они оценить не смогут.

Занавес упадет как никогда вовремя. А истина, тем временем, всегда была где-то рядом. В затихший зрительный зал нагло вторгнется свет в тот самый момент, когда плеяда актеров в роли одного героя оставит вас наедине с мыслью, что все представление было лишь фарсом. Спектакль. Игра воображения. P l a y. В переводе с языка Шекспира (кем бы ни был этот богоподобный сукин сын): «игра, постановка, пьеса». Столь же ничтожно мало, сколь и необъятно. Вся наша жизнь.

 

Отрывок из «Сока глазных яблок»


«Где никогда»            
Сэмюэл Бэкетт, «Прыжки на месте», 1988 г.

 

Текст: Анастасия Тайнс — Ковалевская

Вам понравится

Оставьте комментарий