«Сочувствующий»: жил на севере, умру на юге

Представляем вашему вниманию текст, посвященный нашумевшему роману Вьет Тхань Нгуена «Сочувствующий», который получил Пулитцеровскую премию и множество других престижных наград. Разбираемся, заслуженно ли, а также углубляемся в различия между Западом и Востоком.

О войне во Вьетнаме писали много, но писали очень давно. В основном круг литературы по теме сводился к воспоминаниям участников боевых действий или их художественному осмыслению. В 70 80-х в США поставили на конвейер книжки про джунгли, гуков и боевые действия, но иногда пробивались голоса и с другой стороны: самой известной книгой за авторством вьетнамцев остается «Дневник врача на войне», написанная Данг Тхюи Чам. Список литературы максимально широк и разнообразен, знатоки темы лишь навскидку назовут десяток произведений, а все остальные вспомнят хотя бы «Стариков» Густава Хэсфорда, по которой Кубрик снял «Цельнометаллическую оболочку».

Тем интереснее вновь обратиться к тематике Вьетнамской войны через призму незамыленного взгляда уже в 2019 году, обратив свой взор на книгу «Сочувствующий» Вьет Тхань Нгуена. Работа, действительно, нашумевшая: автора обласкали из каждого чайника, а само произведение заслужило множество наград и звание «интеллектуального бестселлера».

Источник: corpus.ru

Хотя, справедливости ради, стоит заметить, что посвящена она совсем не войне. Перестрелок и сражений практически нет, автор не ставил перед собой задачу показать противостояние южан и северян. Он поставил себе куда более амбициозную задачу: копнуть в два раза глубже и дойти до глубинного смысла противостояния двух режимов и их идеологических парадигм. Впору говорить о культурологическом и антропологическом исследовании, скрытом под искусно созданным художественном миром.

Нельзя сказать, что сюжет в романе поражает воображение, совсем нет. На поверхности он максимально прост: коммунисты вот-вот возьмут Сайгон, и высокопоставленные южновьетнамские военные в спешке покидают страну. Среди них – наш главный герой: идейный борец за свободу и демократию. А на самом же деле он – «крот» с красным сердцем и сторонник Хо Ши Мина. В дальнейшем история развивается вокруг жизни главного героя в США, где остатки южан пытаются собраться с силами и взять реванш. (Забавно, что имя главного героя в книге так и не мелькнет – поэтому ваш покорный слуга пользуется местоимениями).

Сюжет именно таков, как он и описан. Автор не шибко балует читателя разнообразием событий: история в «Сочувствующем» совсем не агрессивна, наоборот плавна. Большее внимание, с точки зрения концепции Нгуена, следует уделять философским размышлениям персонажа, иллюстрировать культурные различия вьетнамцев и американцев на бытовых примерах, показывать разность восприятия мира Запада и Востока, акцентировать внимание на различиях в ценностях. Таким образом, следуя за мыслью главного героя, читатель получает представление, почему одни войну выиграли, а другие – проиграли.

Больше всего на свете я боюсь сгореть заживо. Впрочем, это так же обидно, если тебя перемелет в кашу пропеллер или четвертует «катюша» название, похожее на имя безумной оружейницы-сибирячки, отморозившей себе нос и парочку пальцев на ногах.

Источник: pinterest.com

Следует заметить, что это весьма ловкий трюк, мощный триггер: мы, сами того не замечая, следим не за поверхностным сюжетом, а превращаемся в антропологов и культурологов у себя на диване, получая под красочной обложкой весьма интересные мысли и пищу для ума. Конечно, некоторые идеи – это красиво переформулированные тезисы из учебника по обществознанию, но, тем не менее, находятся и действительно занимательные. Более того, Вьет Тхань Нгуен не чужд чувства юмора, а поэтому иной раз дополнительным бонусом при чтении станет улыбка до ушей или истерический смех.

Другая интересная особенность – сама конструкция «Сочувствующего». Дело в том, что история не происходит сейчас, а излагается уже после – роман исполнен в формате сплошного текста. Это, кстати, развязывает писателю руки – ведь, как известно, задним числом можно додумать все что угодно и отрефлексировать избранные моменты множество раз, что как нельзя лучше подходит под авторскую концепцию.

Книгу «Сочувствующий» нельзя рассматривать, не обратившись к такому институту как идеология во всех ее смыслах. А с этим, говоря откровенно, не все ладно. Кажется, нарисовать рьяного коммуниста – дело простое, лишь бы не скатиться в трэш-пародию. Нгуен, конечно, последнего не сделал, однако идейная сторона нашего «крота» заметно хромает. Списать это можно на то, что герой сомневается, метается меж двух огней, но такой аргумент кажется скорее отговоркой. Редкое упоминание Ленина, Сталина и Хо Ши Мина да затрагиваемые по касательной идеи «Капитала» Маркса – весьма сомнительная партийная подготовка, особенно для агента, засланного в тыл врага. Кроме этого, мотивация персонажа иллюстрируется разве что во фразах в духе: «Я предан революции!».

Я как умел подражал детям из третьего мира с молочных пакетов, куда американских школьников просят положить монетку-другую, чтобы бедный Алехандро, Абдулла или А-Синг мог купить себе горячий завтрак и сделать прививку.

По другую сторону баррикад дела обстоят куда лучше. Писатель очень четко уловил настроения и идеи южан, которые по инерции с пеленой на глазах грезят о великом реванше и возвращении страны в демократическое русло, о патриотизме вдали от дома и здравом национализме. Американцы показаны ровно такими, какие они есть – просто перечислите по пальцам характерные черты данной нации и окажетесь правы.

Чем меньше страниц остается до конца, тем понятнее становится одно из главных высказываний Нгуена, и касается оно в первую очередь революции: она не всегда возводит идеи, провозглашаемые с баррикад, в абсолют, а разочаровываются в ней первую очередь те, кто рьянее всего за нее сражался. Однако ли не об этом ли говорит нам история на протяжении всего пути своего развития?

Источник: pinterest.com

Обобщая – книга Вьет Тхань Нгуена заслуживает внимания, однако заслуживает ли она стольких наград и эпитетов – вопрос дискуссионный. Тем не менее, вряд ли кто-то пожалеет о нескольких вечерах, проведенных с «Сочувствующим» в руках. Роман читается легко, сюжет незамысловат, но концептуален, не ушел вьетнамец и от твистов, причем неплохих. Персонажи в истории не идеальны, однако смотрятся бодрячком, а некоторые могут стать любимцами читателя!

Иисус и Дядюшка Хо сходились в том, что деньги развращают; это иллюстрировали как менялы, осквернявшие храм, так и капиталисты, эксплуатирующие колонии, не говоря уж об Иуде и его тридцати сребряниках.

Мысли и идеи, которые с успехом доносит до читателя автор улавливаются практически сходу, но пища для размышления и пространство для маневра все же остается. Затрагивая все по чуть-чуть, Нгуен сшивает эдакое лоскутное полотно, причем очень симпатичное.

Возможно, понадобится небольшой порог вхождения в роман: хотя бы текст в «Википедии» про события 1964 1975 годов, однако иной читатель может разобраться и по ходу дела. Ну, а если вы уже знаете кто такой Хо Ши Мин, то проблем возникнуть не должно.

Иточник: pinterest.com

Подводя итоги, «НЕ-ТЕКСТ» скажет, что «Сочувствующий» может оказаться глотком свежего воздуха как для избалованных читателей, так и для непривередливых. В книге, вроде как, есть все – от крепкой истории до интеллектуального подтекста.

А насколько он глубок и незаезжен – решать вам.  

Мы революционеры, друг. Страдание создало нас. Мы решились страдать ради людей, потому что сочувствовали их страданиям.

Текст: Александр Толмачев

Вам понравится

Оставьте комментарий