«Пирсинг»: напоминание о боли

Отношения с дочерью у Рида не складываются с самого начала – он хочет её убить. Подбирается, склоняется над кроваткой, прицеливается ножом для колки льда. И не может. А когда-то не смог убить свою любовницу, так сильно напоминавшую мать. Та тоже любила поиздеваться над ним.

Николас Песке, режиссёр экранизации одноимённого рассказа японского писателя Рю Мураками, показал историю психопата, выросшего на детских травмах и ищущего катарсиса.

Но дело надо довести до конца – Рид должен убить. На этот раз он знает, что делать. Рид основательно готовится: обеспечивает себе алиби и выбирает жертву – проститутку. С ней полиция долго возиться не будет. Записная книжка с чётким планом, отрепетированным, доведённым до совершенства и точным по времени,– под рукой. А после – свобода, избавление от тяготящего, мучительного желания, конец этими голосами в голове и вечно всплывающим образам жестокой любовницы/матери.  

Источник: kinopoisk.ru

Но Риду не везёт. Два психа на один гостиничный номер – многовато. У его жертвы Джеки с насилием тоже особые отношения: БДСМ-услуги, наркотики, селф-харм. Вместо того, чтобы проткнуть ей живот ножом для колки льда, Рид тащит изуродовавшую саму себя Джеки в больницу. У депрессивной Джеки от такой заботы слетает крыша – появляются чувства.  

«Я никого милее не встречала, так бы и врезала. Не просто дала пощёчину, а ударила бы кулаком со всей силы. И ты бы остался навсегда».

Между ними возникает почти карикатурная, романтизированная связь жертвы и спасителя.

А дальше – не совсем ясно, кто становится жертвой. Она срывается при первом упоминании другой женщины – не может терпеть, что его забота достаётся кому-то ещё. Он хочет поскорее уже закончить начатое – проткнуть её ножом для колки льда.  Идёт игра в статусы. Сила на стороне того, кто хитрит лучше и бьёт быстрее. Видимо, для идеального убийства не всегда нужен план.

Источник: kinopoisk.ru

«Представь себе, что это не больно».

Для Рида и Джеки причинить боль кому-то – это попытка избавиться от ада внутри себя, освобождение от страха и гнева, которые иначе никак не выйдут.

Конец этой истории вполне можно назвать счастливым. Кто кого подавил, обхитрил, возможно, скоро убьёт – неважно. Шрамы и пирсинг – напоминание о боли, подаренной друг другу двумя психопатами.

У Николаса Песке получился ни то триллер, ни то комикс, ни то романтичная БДСМ-сказка. Истинным ценителям психологических триллеров и особенно фанатам японского писателя «Пирсинг» может показаться недостаточно напряжённым. Пара намёков на трудное детство, несколько флешбеков из жестокого прошлого. У Рю Мураками саспенса тоже не так много, но характеры раскрыты подробнее и глубже. И ту базу, на которой строилась книга, в полуторачасовой фильм вложить не удалось.  Особенно линию Тиаки – ей в фильме уделили слишком мало внимания.

Источник: kinopoisk.ru

Если перенести все детали на экран с той натуралистичностью, с которой пишет Рю Мураками, фильм бы точно не подошёл особо впечатлительным зрителям: кровавые рваные раны и – довольно удачная – сцена с бэд-трипом выглядят не такими пугающими и отталкивающими, как подробности из детства Кавасимы (Рид) с извращенными издевательствами матери и психушкой для подростков и Тиаки (Джеки) с инценстом.

Так что те, кому Рю Мураками не по вкусу, могут посмотреть лайт-версию в кино. Из явных плюсов фильма – Миа Васиковска, музыка и одна смешная романтическая сцена. Для полутора часов субботним вечером подойдёт.

Текст: Анна Меликян

Вам понравится

Оставьте комментарий